В интервью “ГОРДОН” бывший разведчик КГБ СССР Юрий Швец проанализировал итоги переговоров президента США Джо Байдена и президента России Владимира Путина, а также рассказал, какие меры готовят страны Запада на случай агрессии РФ против Украины и почему за ситуацией вокруг Украины так пристально следит Китай.

— Как вы оцениваете результаты встречи президента РФ Владимира Путина и президента США Джо Байдена?

— Это очень хорошее событие для Украины. Целью переговоров было предотвращение возможного массированного вторжения РФ в Украину, и оно предотвращено на длительное время.

— Что вам позволяет делать такие оптимистичные выводы?

— Путин, по сути, не добился ничего. Встреча прошла по американскому сценарию. Как Байден, Белый дом и Госдеп изначально заявили о своем плане, так и сделали. На этой встрече Байден изложил набор мер, которые предпримут США, страны НАТО и ЕС против путинского режима в случае вторжения в Украину.

Номер один — жесткие санкции. Это будут такие санкции, которые надо было ввести еще в 2014 году, но они не смогли тогда это сделать и воздержались. Предусматриваются беспрецедентные меры. Набор санкций в настоящее время финализируется между союзниками по НАТО и ЕС. Его планируют объявить Кремлю заранее. Для чего? Чтобы Путин знал, что его ждет. Обычно происходило так: Путин что-то натворит, а потом Запад садится и думает, что делать, какие санкции вводить. И могли думать недели. Теперь все изменилось: санкции разработают заранее и объявят. Если Кремль пойдет на эскалацию, санкции введут автоматически.

Мера номер два — укрепление обороноспособности Украины в размерах, значительно превосходящих все, что было до сих пор. Последняя поставка американского вооружения, включая летальное, произошла несколько дней назад. Но в случае вторжения оружия будет намного больше.

И номер три — значительное укрепление восточного фланга НАТО — стран, расположенных вдоль западных границ Украины. Восточные страны НАТО этого добиваются с 2014 года. И это произойдет.

— Насколько это болезненно для России?

— Путин говорит, что опасается включения Украины в НАТО, потому что в стране может быть развернуто оружие первого удара. Но где-то с начала апреля этого года на авиабазе в Португалии находятся американские бомбардировщики-невидимки В-2, которые накануне модернизировали. Они стали орудием первого удара. Одно из возможных направлений укрепления восточного фланга НАТО заключается в том, что в случае нападения России на Украину будут подняты эти бомбардировщики. То есть оружие первого удара НАТО может оказаться буквально завтра. Им нужно лететь всего-навсего часа четыре. И летать они будут вдоль западной границы РФ. То есть произойдет именно то, чего Путин боится.

Данные меры я считаю достаточными, чтобы отбить у Путина охоту вторгаться в Украину.

А потом, я уверен, у России сейчас нет значительных военных сил для массированного вторжения. Гадости, провокации Путин делать может, но решиться на вторжение — нет. Потому что у него летит все, включая “Северный поток — 2”. Вот что Байден сделал.

— Накануне встречи Путин открыто заявил, что желает остановить расширение НАТО на восток и оставить Украину и Грузию в своей орбите интересов. Байден, как мы уже знаем, не пошел на уступки. Но на что рассчитывал Путин, выдвигая такие требования?

— Я вообще удивляюсь недальновидности или детскому подходу российской дипломатии, разведки и аналитики к этому вопросу. Требовать таких гарантий от Байдена – все равно, что требовать от американского президента, чтобы после ночи не наступило утро. Примерно так. Еще до встречи Путину говорили (генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг в том числе), что никаких переговоров на эту тему быть не может.

Требование о заключении юридического соглашения с Западом, прежде всего с США и НАТО, Путин дипломатично назвал гарантиями безопасности РФ на западном направлении. Имеется в виду отказ от вхождения Украины в НАТО и от размещения на ее территории ударных систем. Путину сразу сказали, что никаких обещаний на этот счет он от США и Байдена лично не может получить, потому что не в компетенции Байдена давать такие обещания. Это основа всего политического устройства Запада и системы его безопасности, которая заключается в том, что только НАТО решает, кого принимать, и та страна, которая хочет вступить в Альянс. Никакая третья страна, включая Россию, не имеет никакого права вмешиваться в это дело.

Единственное, о чем договорились президенты, – о том, что произойдет определенное улучшение дипломатического персонала в представительствах стран и продолжатся переговоры о стратегической стабильности. А почему не поговорить? Пока говорят дипломаты, пушки молчат.

Путину встреча с Байденом была нужна с точки зрения внутренней политики. Он — стареющий политик, и ему надо было показать, что он еще при деле. Он играет лицом, делает вид, что все хорошо. Говорит, мы будем вести переговоры. Ну хорошо, веди. Кто тебе мешает? Переговоры, но не больше.

В чем еще Путин проиграл? Он сблизил США с новым правительством Германии. Подружка Ангела Меркель ушла. Новое правительство хуже для Путина — оно в одной лодке в отношении “Северного потока — 2” с США. Путин сплотил страны НАТО и ЕС с американцами.

Когда американцы впервые пришли к европейцам и сказали, что Россия готовится напасть на Украину, те отнеслись с подозрением. Американцы начали раскрывать свои разведывательные данные одно за другим. Когда они закончили этот процесс, у европейцев уже не осталось сомнений. Они спрашивали: что мы будем делать?

Сейчас полная сплоченность. Союзники сообща готовят пакет жесточайших санкций против РФ. Впервые против России подразумеваются военные меры. Хотя прямо эти слова и не произносятся, но то, что было перечислено — укрепление военного потенциала Украины и восточного фланга НАТО, — таковым является.

Сказано также еще и о “других мерах”. Что имеется в виду? Недавно бомбардировщики В-1 в Черном море отрепетировали удары по военным объектам России в Крыму. Буквально неделю назад самолет-разведчик США, как говорят, опасно сблизился с пассажирским самолетом из Израиля. Этот самолет не просто разведчик. Он наводчик. Он наводит на цель бомбардировщики. То есть были отработаны целевые стратегические удары по военным объектам. Я даже в самые тяжелые дни холодной войны такого не припомню.

— А как вы оцениваете реакцию россиян на переговоры?

— Я послушал российские СМИ и не услышал чего-то внятного от комментаторов и аналитиков, не увидел ликования. Это значит, что Путин в целом ничего не выиграл.

Но стоит стон – дескать, не успели завершиться переговоры, как Байден слил санкции. Тут надо понимать, что санкции исчезли из проекта оборонного бюджета США на следующий финансовый год в Сенате. Это не имело отношения к Белому дому, Байдену и переговорам с Путиным. Это исключительно творчество Конгресса.

Почему исчезли? Бюджет надо было срочно принимать. Но в последний день сенаторы- республиканцы (которые больше всего выступали насчет санкций) внесли многочисленные местечковые поправки и сказали: или убираем все правки, или принимаем все, или будем дальше дебатировать. Тогда сенаторы решили: раз так стоит вопрос, значит, примем за основу оборонный бюджет, который прошел комитеты по делам вооруженных сил Сената и Палаты представителей, то есть в первозданном виде. А там не было всех поправок о борьбе с коррупцией и санкциях. Самое главное, что было в поправках, — санкции за отмывание денег США. Они наносили удар по лоббистским группам, юристам, агентам, которые помогают иностранным коррупционерам отмывать деньги в Америке.

— Этот казус в Конгрессе облегчит жизнь РФ и Путину в следующем году?

— Надо понимать разделение властей в США. Внешняя политика находится в ведении администрации президента (исполнительной власти). Конгресс может рекомендовать администрации принять какие-то меры. Отмененные санкции носили преимущественно рекомендательный характер. В пакете была только одна суровая санкция — против “Северного потока — 2”. И если бы она прошла, администрация была бы вынуждена ее принять.

Но Белый дом сам по себе готовит санкции, о чем мы говорили выше. Основная идея такая: использовать санкции гибко, как орудие давления на Путина. Приведу пример: когда Байден стал президентом, “Северный поток — 2” был завершен на 95%, его построили при Трампе, шансов не построить его уже не было. Что делать? Возникла идея: если газопровод нельзя убить, надо сделать его орудием давления на Россию.

И накануне, кстати, в Германии пришло к власти новое правительство. С ним уже заключено соглашение: если РФ вторгается в Украину, то “Северный поток — 2” прекращает существование. Газопровод — спусковой крючок против Кремля.

Очень важный момент. Я слушаю и то, что происходит на информационных просторах Украины. Звучат голоса, что Байден сдал Украину Путину. Это совершенно вредная идея. Такое могут говорить только люди, которые не понимают ситуацию, или кремлевские “консервы”. Вот эти тролли просто завалили украинское медийное пространство.

Хочу подчеркнуть: в Америке ясное понимание, что за переговорами Байдена и Путина самое пристальное внимание было со стороны Китая. Китай наблюдал и продолжает наблюдать, что делают США в отношении Путина по поводу Украины. Если в этой ситуации Байден “сольет” Украину Путину, Китай тут же вторгнется на территорию Тайваня. Таким образом, “сливая” Украину, Америка сливает Тайвань, а, “сливая” Тайвань, “сливает” саму себя. Америка тут же проиграет стратегическую кампанию – тот крестовый поход, который она объявила против Китая. Сдача Украины разрушит главную составляющую стратегии и будет означать “слив” США перед лицом Китая. А такого не может быть в принципе.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...