В условиях, когда идет явный реванш системы, а власть в Беларуси удерживается исключительно силой, Лукашенко надеется пересидеть общественные волнения, тогда его позиции усилятся.

Какой Лукашенко видит «новую Беларусь»? Почему откладывается срок конституционного референдума? Чего ждет Москва?

Об этом Thinktanks.by побеседовал с основателем Центра европейской трансформации Андреем Егоровым.

-Александр Лукашенко объявил 2021 год Годом народного единства. Как он понимает это единство?

-Лукашенко ведет избирательную кампанию, которую следовало вести до выборов, до брутального подавления протестов. Он пытается восстановить свою репутацию: сейчас вдруг он признал наличие коронавируса, ездит по больницам, пытается демонстрировать свою поддержку медикам. Все его единство заключается в призывах: давайте успокоимся и будем жить по-прежнему. Но люди больше не хотят жить по-старому, люди хотят жить по-новому.

-Как вписывается Всебеларуское народное собрание в его концепцию «перевернутой страницы»? Лукашенко озвучил новую схему «конституционной реформы»: к концу 2021 года появится проект изменений в Конституцию, который будет вынесен на референдум. То есть, процесс затягивается во времени на год-полтора.

-С одной стороны, выход из кризиса через референдум, через изменение Конституции, запуск процесса обсуждения поправок в Конституцию (и через парламент, и через диалоговые площадки) должен был состояться на Всебеларуском народном собрании. Все стороны, в том числе и Россия, которая поддержала идею «конституционной реформы», ожидали, что процесс запустится в скором времени. Но сейчас мы видим, что Лукашенко тянет время и стремится оттянуть любые решения по Конституции на более поздний срок. Понятно – почему: Лукашенко боится сейчас принимать любые политические решения, которые могут породить новую политическую ситуацию и стать поводом для активизации политических протестов. А с другой стороны, демонстрируется готовность идти на выполнение обещаний, которые гарант надавал России, но при этом ничего не делать. Классическая игра Лукашенко, который тянет время в надежде, что со временем кризис сам рассосется и не придется ничего делать.

Затягивание времени дает Лукашенко тактические и стратегические преимущества, или он просто растерян?

-В условиях, когда идет явный реванш системы, а власть в Беларуси удерживается исключительно силой, Лукашенко надеется пересидеть общественные волнения, тогда его позиции усилятся, а ситуация вернется в довыборный период. А в стабилизировавшейся ситуации он сможет более решительно вести переговоры с Россией. Но очевидно, что российская тактика состояла в том, чтобы дожать Лукашенко до подписания 31-й дорожной карты углубленной интеграции, которую Москва продвигала с конца 2019 года. Однако Лукашенко не устраивает ни диалог с обществом, ни российский сценарий, он пытается пересидеть смутные времена и навязать свой вариант.

-Отдельные обозреватели утверждают, что Кремль не станет менять Лукашенко, пока не найдет ему адекватную замену.

-России очень сложно найти такого же преемника, как Лукашенко. Кремль стремится сохранить авторитаризм в Беларуси, но не может найти ни одной настолько пророссийской силы, которая бы столь яростно стремилась бы к сохранению властвования, а с другой стороны – так же явно ориентировалась на Россию, как Лукашенко, или даже превзошла его в пророссийских устремлениях. Россия уже давно хочет бОльшей политической интеграции с Беларусью, но ее не поддерживает беларуское общество, а политических сил, поддерживающих желания Москвы, у нас нет. Если бы Россия хотела сохранить статус-кво в отношениях, без учета программы углубленной интеграции, и сделала ставку на демократические силы, то, думаю, ее стратегические интересы не пострадали бы.

-Судя по всему, протестующему народу нет места в «новой Беларуси» Лукашенко? Повсеместно происходит закручивание гаек по логике: ужесточим наказание за участие в массовых мероприятиях – и протесты прекратятся. Куда ведет такой курс?

-В Беларуси установлен полицейский режим, введено чрезвычайное положение, военное положение, если хотите: ужесточение ответственности за участие в массовых мероприятиях, перекрытие границы. Все действия властей подчиняются этой логике – иных возможностей для удержания и сохранения своей власти просто нет. Люди хотят радикально противоположного. Перспективы существования такого типа режима в Беларуси, мне кажется, не долгие.

-Самый главный вопрос: что дальше? Общество не хочет жить по-старому, Лукашенко не желает «отдавать любимую». Сколько может продлиться противостояние?

-Сложно прогнозировать, сколько может длиться противостояние, но по моим субъективным ощущениям и оценкам, – не более двух лет. Учитывая, что противостояние длится уже с августа 2020 года, то режиму осталось куда меньше двух лет.

Любая следующая политическая ситуация: будь то выборы, будь то объявление референдума (его не хотят проводить в текущем году, хотя на Всебелорусском собрании могли бы наконец показать тайный вариант Конституции, и назначить референдум весной или летом) – покажет, насколько режим устойчив. Но назначение референдума на весну или лето – катастрофа для режима: новая политическая ситуация вызовет массовую мобилизацию в обществе, которое более подготовлено сегодня к политическим действиям, более организовано, более опытное; нет никакой гарантии, что власть сумеет привлечь для фальсификаций даже бюджетников. Поэтому власть оттягивает проведение референдума, чтобы вернуть контроль над ситуацией. Но, как мне кажется, это уже маловероятно.

-Так может, действительно надежды Лукашенко на то, что кризис рассосется сам по себе, оправдан? Выдержать два года противостояния тяжело даже психологически.

-Речь идет не о том, что люди постоянно сражаются, а об уровне лояльности и его легитимности. Лукашенко утратил свою легитимность, ее уже не вернуть: народ больше не считает его законным правителем. Поэтому любая последующая политическая кампания проявит это. Сейчас протесты продолжаются, символические протесты происходят все время, хотя это и не такие массовые протесты, как летом. Но развиваются локальные структуры протеста, укрепляются старые и создаются новые. Убежденность людей и стремление к переменам само никуда не уйдет, а любая новая политическая ситуация обязательно мобилизует протестный потенциал.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...