29 мая в Астане Беларусь, Казахстан и Россия подпишут договор о создании Евразийского экономического союза, который вступит в силу с 1 января 2015 года.

Бравые заявления Лукашенко о том, что Беларусь не собирается подписывать договор  о ЕАЭС в ущерб себе, превратились в прах после визита 7 мая в Москву. Из Кремля Лукашенко привез обещания, которые должны посыпаться на беларусов как из рога изобилия. Об этом беларусский руководитель хвастался перед ветеранами 8 мая.

kreml

Но где все обещанные блага? Если российская сторона не выполняет обещания, почему Лукашенко собирается подписывать невыгодный договор о создании ЕАЭС? Чем станет для Беларуси новое евразийское образование – благом или крахом?

Причины нелогичного,  на первый взгляд, поведения официального Минска «Беларускай праўдзе” разъясняет политолог Андрей Елисеев.

-29 мая Беларусь подпишет Договор о создании Евразийского экономического союза. Причем Лукашенко изменил свою позицию буквально за четыре дня: 3 мая он заявил, что “мы не можем пойти в ущерб себе на неравных условиях в этот экономический союз”, а уже 7 мая говорил противоположное: “Мы не будем блокировать подписание этого договора». Кто или что заставило Лукашенко изменить свою позицию?

-Я не рассматриваю заявления о том, что Беларусь не может подписать договор о ЕАЭС себе в ущерб и им подобные как показатель неготовности Лукашенко подписывать Договор о ЕАЭС. Соответственно, и изменения позиции по этому поводу не было. Подобные заявления Лукашенко в большей степени направлены на внутреннюю аудиторию. Тем самым Лукашенко стремится продемонстрировать электорату, что он рьяно защищает белорусские национальные интересы и ведет Беларусь в экономический союз на равноправных условиях, без диктата внешних сторон (России). Экономические и политические рычаги влияния России над Беларусью настолько сильны, что Лукашенко вряд ли мог бы рассчитывать на успех саботажа Договора о ЕАЭС.

-Накануне Дня Победы Лукашенко хвастал, что привез из Кремля кредит в 2 миллиарда долларов, обещанные уступки в распределении вывозных пошлин на нефтепродукты, договоренности о поставках российского газа «на десятилетия». Однако, как оказалось, договоренностей по нефти и газу нет в природе: правительство России опровергло наличие такой договоренности. Какую тогда цель преследуют громкие заявления Лукашенко?

-По всей видимости, о постепенной отмене оплаты экспортных пошлин на нефтепродукты в российский бюджет и о скором предоставлении 2-миллиардного российского кредита Лукашенко и Путин договорились на личной встрече. Причем формальные шаги в этом направлении (перекройка доходной части российского бюджета, официальное решение о выделении кредита) Россия сделает уже после того, как Лукашенко поставит свою подпись под Договором о создании ЕАЭС. Именно потому российские чиновники пока официально не подтверждают эту информацию. Формальные решения российской стороны уже после подписания документа, таким образом, не будут уж очень выглядеть как покупка подписи беларусской стороны, и обе стороны при такой схеме действий «сохраняют лицо».

Лукашенко высказал предварительные договоренности публично с тем, чтобы, во-первых, показать российской стороне, что он очень ожидает их исполнения. Во-вторых, чтобы снизить девальвационные ожидания населения и предотвратить возможное напряжение на финансовом рынке, ведь часть обладателей депозитов в беларусских рублях рассчитывали снять сбережения или перевести их в валюту после окончания хоккейного чемпионата. Сведения о двухмиллиардном российском кредите обеспечивают успокоительный эффект.

-Изъятия в торговле, отмену которых официальный Минск рассматривал как условие для подписания договора, остались. Экономической выгоды, которую Лукашенко ищет в любых интеграциях, не видно. Политической интеграции в рамках ЕАЭС не приемлют ни Беларусь, ни Казахстан. Зачем Минску невыгодный союз?

-Если Россия действительно прекратит взимать частично или полностью экспортные пошлины на нефтепродукты, произведенные Беларусью из беспошлинной российской нефти, то экономическая выгода для Минска очень даже явная. И издержки беларусской стороны, связанные с передачей ряда компетенций в экономической сфере наднациональным евразийским органам, нефтяную выгоду не перевешивают. Учитывая очень существенные экономические рычаги воздействия России на Беларусь, маневр беларусской стороны в плане неучастия в евразийском интеграционном объединении очень маловероятен. Вспомним, как в 2010 году Россия поиграла нефтяными мускулами в отношениях с Беларусью, которая не проявляла особой охоты входить в Таможенный Союз ЕврАзЭс.

-Подпишет ли Минск соглашение о ЕАЭС 29 мая? Эксперты говорят, что Кремль может выполнить свои обещания только после того, как Минск ликвидирует льготы для белорусских производителей табака, алкоголя и лекарств, а также отменит лицензирование на импорт алкоголя и рыбы. Выгоден ли такой бартер беларусским властям?

-Естественно, каждое из государств, позволяя большую конкуренцию и подчиняясь более жесткому антимонопольному законодательству, сталкивается в ряде важных для себя отраслей с экономическими издержками. И беларусское государство с привычной монополией на алкоголь и табак и контролем импорта рыбы здесь не исключение. Впрочем, отмена уплаты экспортных пошлин на нефтепродукты в российский бюджет перевешивает предполагаемые издержки.
Стороны подпишут соглашение, но важным вопросом станет эффективность работы евразийских органов, которую можно будет оценить в первый год-два функционирования ЕАЭС. Если Евразийская экономическая комиссия будет искренне наблюдать за соблюдением антимонопольного законодательства, а Суд ЕАЭС – без излишних промедлений выносить решения в этой сфере, то пространство для маневра и поиска лазеек в своих интересах и Беларусью, и другими евразийскими партнерами, явно уменьшится. Вот тогда недовольство и станет более явным, но открутить назад уже вряд ли получится. Как бы то ни было, без развития конкуренции и обеспечения эффективного антимонопольного законодательства теряется смысл более глубокой экономической интеграции.

-Не вызвано ли «принципиальное согласие» Минска подписать договор о ЕАЭС приближением 2015 года? Существует ли связь между созданием ЕАЭС с судьбой президентской кампании в Беларуси?

-Скорее, существует связь между бонусами, которые Россия готова предоставить Лукашенко «в пакете» с подписанием Договора о ЕАЭС, и кампанией на президентских выборах. В том случае, если Россия обеспечивает своевременные кредитные ресурсы Беларуси и не взимает (хотя бы наполовину с 2015 года) экспортные пошлины на нефтепродукты – что, по всей видимости, и произойдет, – то тем самым Кремль очевидно способствует очередной «элегантной победе» Лукашенко на выборах 2015 года.

-Недавно Ольга Абрамова заявила, что Россию не интересует аншлюс Беларуси: страна уже находится в зоне российского влияния – точка невозврата пройдена после вхождения в таможенное пространство. Вы тоже считаете, что вырваться из российской зависимости уже невозможно?

-В краткосрочной и среднесрочной перспективе наверняка невозможно, однако вовсе не исключено в более отдаленной перспективе. Мы видим, что в наше время даже в нашем относительно спокойном регионе происходят важнейшие события, которые в общем-то совсем не казались очевидными еще год назад. Я имею в виду украинские события, которые повлекли за собой резкие изменения в системе международных отношений в регионе. Какие события в регионе возможны и какой расклад сил будет через 10-15 лет, с уверенностью предугадать невозможно. Вместе с тем, безусловно, что на данном этапе, Россия, учитывая ее доминирующий экономический вес, словно удав, неумолимо сжимает в своих объятиях жертву перед поглощением, вовлекает в евразийскую интеграцию постсоветские страны, привязывая их к себе.

Георгий Громов, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...