После обнародованных властями планов на 2022 год произошло несколько событий, и все с негативной окраской.

Газета «Белорусы и рынок» поинтересовалась у старшего научного сотрудника ВЕROC (Украина) Льва ЛЬВОВСКОГО, как эти события отразятся на экономике в целом, а также бюджете, инфляции и доходах в частности?

— Главные новости последнего месяца связаны с «Беларуськалием». Насколько ощутимым для компании и беларуского бюджета может стать финансовый удар после решений правительства Литвы и норвежской компании Yara разорвать/не продлевать контракты с «Беларуськалием» и БКК?

— Для того чтобы оценивать размер финансовых потерь, нужно знать, о чем на встрече в Кремле, состоявшейся сразу после заявления Yara, говорили Владимир Путин и Дмитрий Мазепин, а также о том, куда ездили в последний год беларуские чиновники и о чем договорились. Так как этих данных нет, то и оценку дать невозможно, но то, что потери будут измеряться не миллионами, это точно.

Громкий отказ норвежской компании от беларуского калия — важная вещь. Да, компания не рвет связи одномоментно, отметив в своем заявлении, что «поставки планируется прекратить к 1 апреля», но это сигнал для других покупателей продукции «Беларуськалия». Не опускают шлагбаум и Литовские железные дороги, поставки калия в Клайпедский порт некоторое время продолжатся, но закрытие транзита через Литву и Латвию приведет к ощутимым финансовым потерям.

С другой стороны, о том, что проблемы возникнут по различным направлениям, в БКК и на «Беларуськалии» знали давно. Соответственно, у них было время, чтобы подготовить обходные пути. И насколько сильным будет удар по этим компаниям и беларускому бюджету, зависит от того, как хорошо они подготовились к этому и смогли ли договориться с Россией и отдельными российскими контрагентами, а также найти за это время новые рынки сбыта, варианты поставок.

Понятно, что дальше санкции ослабевать не будут, а, наоборот, лишь усилятся, и по истечении сроков продлевать контракты, вероятно, будут не все клиенты БКК. У калия невысокая стоимость добычи, поэтому продавать его все равно будет рентабельно, даже если со скидкой. Вопрос в ее размере.

Важно и другое: как БКК будет транспортировать калий? Если через российские порты, то это серьезные затраты. Расстояние до них куда больше, необходима их модернизация, оплачивать которую наверняка придется белорусской стороне. Но если эта схема заработает, то можно будет поставлять калий в страны, которые не присоединились к санкциям. Другой вариант — работать по взаимозачетам с «Уралкалием», то есть поставлять продукцию в РФ, а компания Мазепина будет «закрывать» белорусские поставки той же Yara.

Прогнозируя потери, нужно знать, как правление «Беларуськалия», БКК и беларуские чиновники работали с мая, когда были введены американские санкции. Если хорошо, то продавать будут со скидкой 10–15 %, если плохо, то скидка будет большей.

— В ноябре–декабре 2021 года власти всеми способами сдерживали инфляцию, чтобы она не перевалила через двузначную отметку. Тем не менее рост цен был рекордным за долгие годы. Не выльется ли это в ускоренную инфляцию в І квартале 2022-го? Не почувствуем ли мы эффект «догоняющей» инфляции? Какой она может быть по итогам первого квартала?

— Безусловно, по указанным вами причинам нас ждет «отложенная»? или «догоняющая» инфляция. Традиционный январский рост стоимости коммунальных услуг, перенесенное повышение цен на связь — эти факторы станут «залогом» для весомого роста инфляции в начале года. К ним я добавил бы повышение налогов и введение новых. Это сильнее всего ударит по малому и среднему бизнесу, который (тот, что не разорится) будет включать эти издержки в цену своих товаров и услуг.

Плюс стоит учитывать и действия контролирующих органов. 2021 год прошел под знаменем «контроля за ценами», который ожидаемо не сработал. Сейчас, после событий в Казахстане, некоторым может показаться, что «сдерживание инфляции» — это то, на что надо делать ставку. А так как среди тех, кто занимается «контролированием цен», доминируют люди с «государственническими» и даже немного коммунистическими взглядами, то там уверуют в то, что этим надо заниматься с удвоенной силой — дабы не допустить народных протестов. А когда правительство берется за контроль инфляции с удвоенной силой, обычно это выливается в удвоенную инфляцию.

— Насколько важны для беларуской экономики волнения в Казахстане? Как перемены в правящих кругах, происходящие там, могут повлиять на Беларусь?

— Влияние будет, но через политические каналы: речь о том, как Александр Лукашенко отреагирует на этот кризис, больше или меньше станет бояться транзита власти. Второе: будет ли обновленная казахстанская власть ближе к России и, соответственно, будет ли Путин часть денег, отведенных на внешнее спонсорство, давать Казахстану или же эти деньги останутся для Беларуси? После ввода войск ОДКБ велика вероятность того, что некий российский капитал будет претендовать на инвестиции (подкрепленные деньгами госбанков) в знакомые ему отрасли — горнодобывающую, нефтегазовую. Ведь Нурсултан Назарбаев вел политику привлечения денег из западных стран и арабского мира, а сейчас этот вектор, по всей вероятности, будет свернут.

Насколько это ухудшит позиции Беларуси, судить трудно. Вполне возможно, что «денег хватит на всех», а может, часть средств, на которые рассчитывал Лукашенко, до Беларуси не дойдет. Но это дележка шкуры неубитого медведя: в этом году Минск хочет взять у Кремля в долг еще 3,5 млрд долларов, хотя выделение этого кредита никто не подтверждал.

— Насколько важным фактором ухудшения ситуации станет увеличивающийся госдолг, высокий уровень необходимых выплат в 2022 году и отсутствие кредитов? Поможет ли Кремль? Чем обусловит выделение спасительного кредита? Как это скажется на курсе беларуского рубля?

— Получит ли Минск все 3,5 млрд? Пока все выглядит так, что не получит. Но это не рыночное решение, а политическое, и зависит оно от одного человека — Владимира Путина. Какие он выдвинет условия — неясно. Но, судя по всему, во время острой фазы политического кризиса в Беларуси он их уже сформулировал и получил обещания Лукашенко.

— На фоне всех проб­лем беларуских властей, добавившихся на стыке 2021 и 2022 годов, каковым вам сегодня видится наиболее реалистичный сценарий развития беларуской экономики?

— «Базовый», обсуждавшийся на мероприятии BEROC в декабре: стагнация экономики, при которой Кремль выделит 1–2 млрд кредита для «поддержания штанов», инфляция выше обозначенной властями — 6 %, но не входит в фазу гиперинфляции, доходы на нуле или уменьшаются на 1 % и падение ВВП на 0,5–1 %.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...