Либо это попытка как-то выслужиться перед руководством, либо это способ отвести удар от истинной коррупции.

Лидер государства на совещании с руководством Совмина обсудил проект указа, который направлен на исключение недобросовестного посредничества при закупках.

«Совершенству нет предела. Проект указа, который докладывался главе государства, он как раз направлен на то, чтобы усовершенствовать систему борьбы. Но я подчеркну, с какими посредниками – с необоснованными. Кошмарить бизнес не надо ни в коем случае. Бизнес нормальный, и адекватный есть, и патриотичный, который действительно много вкладывает в развитие нашего государства. И та же торговля – тоже можно назвать посредником между производителями и покупателями. Но это нормальный посредник, который выполняет правильную функцию. Задача – чтобы от производителя до потребителя была как можно меньше цепочка посредников», – сказал глава министерства антимонопольного регулирования и торговли Беларуси Алексей Богданов в эфире Ютуб-канала «Главный. Тур».

К чему приведет «борьба с посредничеством»? Спросили у экспертов.

Борьба с посредниками – это борьба с ложной целью

Предприниматель, пожелавший остаться анонимным, считает, что очередная кампания ударит прежде всего по добросовестным субъектам предпринимательства.

– Посредники в экономике выполняют важную функцию: устанавливают связи между субъектами хозяйствования и сокращают их количество. Известный обывателю посредник – это магазин: люди покупают хлеб, молоко, крупу, а не идут на хлебозавод, на молокозавод, на сахарный завод, на соляную шахту, все покупают в одном месте. Экономически существование подобных звеньев обосновано и необходимо.

Но есть нюанс. То, что чиновники называют необоснованным посредничеством, на самом деле таковым вообще не является – ни с экономической, ни с юридической, ни с предпринимательской точки зрения. «Необоснованное посредничество» – это обычная заурядная коррупция. Если кто-то покупает товар втридорога – здесь вовсе не проблема посредничества: это проблема коррупции, распила денег (субъектов хозяйствования, госбюджета). Но борьба с коррупцией находится за пределами борьбы с посредниками, тут требуются совершенно другие методики, все делается совершенно иначе.

Я боюсь: если в нашей стране начнется борьба с посредниками, то потеряют как раз добросовестные субъекты хозяйствования. А вот пресловутое жулье, коррупционеры найдут возможность обойти ограничения, найдут возможность вывести деньги: будут создаваться фирмы-прокладки, фирмы-однодневки на подставных лиц, за рубежом, цепочки станут более длинными и менее прозрачными.

Повторюсь: борьба с посредниками — это не борьба с коррупцией, даже не борьба с последствиями коррупции, а борьба с ложной целью.

– С ветряными мельницами?

— Дон Кихот искренне заблуждался, был романтиком, он искал великана, чтобы сразиться. Здесь не борьба с ветряными мельницами. Либо это попытка как-то выслужиться перед руководством, либо это попытка отвести удар от истинной коррупции.

– Коррупция существует – это подтверждают отчеты КГБ, отчеты ГУБОПиК, отчеты Комитета госконтроля…

– Правоохранительные органы борются с ней в меру своих сил. Но война с посредниками не поможет сражению с коррупцией; скорее наоборот: снизится конкуренция, снизится предложение икоррупционерам станет проще ловить рыбку в мутной воде. Бороться можно и нужно с условиями возникновения коррупции: это и значительная доля государства в экономике, и недостаточный контроль за использованием государственных денег, и недобросовестность отдельных руководителей, и, может быть, недостаточная эффективность правоохранительных органов.

В истории Беларуси это не первая попытка борьбы с посредничеством, и ни одна из них не увенчалась успехом.

Лев Марголин: Уже давно посредники в стране – идея-фикс

А вот как рассуждает экономист Лев Марголин:

– Посредники – давнишняя своеобразная идея-фикс. Однажды руководитель государства даже издавал декрет об их запрете. Правда, его быстренько отменили, потому что всем понятно: без посредников в экономике обойтись нельзя. Не все покупают железо, сахар, муку вагонами: кому-то надо всего 5 килограммов – и какой поставщик будет заниматься такой партией? Только посредники.

– Сейчас поставлена более «мудрая» задача – чтобы повыбивали не всех, а только тех, потеря которых не отразится на бесперебойной работе предприятий…

– На мой взгляд, это пустая затея: лишних посредников не бывает. Если покупатель соглашается платить поставщику вне зависимости от того, является он производителем или посредником, значит, считает его необходимым звеном в цепочке. Если он сочтет необязательным его участие, то выйдет напрямую на производителя или оптовика. И лишь когда придворной компании прикажут покупать у конкретного посредника, тогда действительно можно покупать и у лишнего звена. Все эти вещи выглядят несколько наивно.

– «Бизнес нормальный, и адекватный есть, и патриотичный». Это о ком?

– При переводе с бюрократического на русский язык это прозвучит так: тот, кто исправно платит налоги. Если есть бизнес, который берет на себя добровольные повинности помимо налогов, я хочу огорчить господина Богданова: у этих компаний нет никакого будущего в нормальной экономике. Они просто не выдержат конкуренции: кто-то платит налог и занимается бизнесом, а кто-то еще хочет выслужиться перед властью. Такая фигура речи стала уже привычной: раньше ее мы назвали бы лозунгом, а сейчас – мемом, – отметил Лев Марголин.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...