Последние полгода прошли в обстановке усиления военной активности Североатлантического альянса у границ России.

 Фото: Flickr / U.S. Department of State Президенты Обама и Комаровский произносят речь перед американским и польскими военными

Фото:
Flickr / U.S. Department of State
Президенты Обама и Комаровский
произносят речь перед американским и
польскими военными

Наиболее видимая ее часть заключается в перебазировании на территорию восточноевропейских членов боевой авиации более развитых «старых» членов НАТО и в практически постоянном нахождении в Черном море кораблей альянса.

Оттепель в Европе

Со времени роспуска Организации Варшавского договора и распада СССР «милитаризация» Европы неуклонно снижалась. Так, от огромной европейской группировки ВВС США остались только три постоянно действующие авиабазы с небольшим количеством боевых самолетов: Шпангдалем (Германия, истребители F-16C/D), Авиано (Италия, F-16C/D) и Лейкнхет (Англия, истребители F-15С и F-15E). Символичным стал вывод в 2013 г. из Европы последних штурмовиков A-10C «Тандерболт II», некогда создававшихся специально для сдерживания «красной танковой лавины». После этого значительные силы размещались в Европе только в период военных конфликтов. В частности, в Великобритании традиционно размещались стратегические бомбардировщики, осуществлявшие налеты на Ближний Восток и Балканы. Для этого на ряде крупных аэродромов сохранилось базирование наземных служб ВВС США, поддерживающих в порядке инфраструктуру, на постоянной основе размещены самолеты-топливозаправщики и военно-транспортная авиация.

Россия после распада СССР полностью отказалась от базирования своей боевой авиации в странах Восточной Европы. В Калининградской области, «европейском форпосте» России, размещалось небольшое количество истребителей Су-27, но боеспособны они были в основном на бумаге.

Активность НАТО в области размещения авиации проявлялась, главным образом, в учениях, в том числе на территории новых членов, и в миссиях «Воздушной полиции» (Air Policing). Возникновение последней связано с отсутствием у многих новых членов альянса боевых самолетов. Принцип коллективной безопасности и практическая необходимость требуют размещения на их территории самолетов, способных обеспечивать, как минимум, базовую ПВО страны, перехватывать и сопровождать военные самолеты других стран (прежде всего, российские), а в случае необходимости принуждать нарушителя воздушного пространства к посадке. Однако никто из членов альянса, включая США, не готов размещать на постоянной основе на территории этих стран свои военные базы. В связи с этим была предложена компромиссная схема, предусматривающая размещение небольших контингентов на короткий срок, по очереди.

«Воздушная полиция» работает в Албании, Словении, Исландии и прибалтийских государствах. Миссии в Словении и Албании носят преимущественно декоративный характер и выполняются ВВС Италии при помощи (в Албании) ВВС Греции. Миссия в Исландии обеспечивает прикрытие северной части Атлантического океана – разведчики и бомбардировщики ВВС России регулярно демонстрируют способность забираться в этот регион. Наиболее известна «Воздушная полиция» в Прибалтике (Baltic Air Policing) – российская авиация здесь весьма активна, а страны Прибалтики традиционно относятся к любой активности вооруженных сил России крайне болезненно. Назвать миссию НАТО угрозой для России трудно, поскольку в нее входит одно звено истребителей, не оснащенных ударным вооружением и способных на деле только наблюдать за подшефным воздушным пространством и, как максимум, перехватывать и сопровождать приблизившиеся к нему самолеты. Причем зачастую страны альянса отправляли на дежурство в Прибалтику далеко не самые новые самолеты, вероятно, руководствуясь, в первую очередь, стоимостью летного часа.

Целями разведывательных и тренировочных полетов ВВС России периодически становится не только Прибалтика – регулярные полеты совершаются и к границам Швеции. Эта страна поддерживает близкие, союзнические отношения с НАТО (например, Швеция принимала ограниченное участие в воздушной операции альянса в Ливии), но не является членом блока. Активные действия ВВС России у ее границ «льют воду на мельницу» сторонников вступления Швеции в военный блок. В частности, крайне болезненную реакцию вызывают регулярные подлеты на минимальную дистанцию (30-40 км) к границе небольших групп бомбардировщиков с имитацией атаки. После множества таких эпизодов, активно муссируемых в прессе и усугубленных украинским кризисом, неудивительно, что Швеция и в меньшей степени Финляндия (1, 2) сейчас морально как никогда близки к вступлению в альянс. В ноябре 2013 г. шведское правительство одобрило присоединение эскадрильи истребителей «Грипен» к Силам быстрого реагирования НАТО.

Рассматривая картину, сложившуюся на западных воздушных границах России, следует признать, что до конца 2013 г. она в целом оставалась довольно мирной. ВВС США снизили базирование в Европе на постоянной основе до исторического минимума, миссия Baltic Air Policing находилась в рамках минимальных обязанностей военного блока по обеспечению коллективной безопасности своих членов, регулярные учения хоть и периодически вызывали болезненную реакцию в прессе, но были скорее средством «поддержать друг друга в тонусе». Впрочем, картину омрачала ситуация со страной, которая часто служила яблоком раздора в Европе, а именно с Польшей.

Базы в Польше и Беларуси

В 2010 г. министр обороны Польши Б. Клих официально объявил о планах разместить в своей стране на ротационной основе истребители F-16. После российско-грузинского конфликта Польша считала, что только непосредственное размещение американских вооруженных сил на ее территории обеспечит достаточный уровень защиты от неизбежной, по мнению ряда польских политиков, агрессии России. Доверие Польши к институтам НАТО было подорвано. Размещение было запланировано на 2013 г., в дальнейшем было отложено.

Неудивительно, что размещение американских боевых самолетов в Польше вызвало болезненную реакцию России. В частности, отмечалось, что в отличие от компонентов противоракетной обороны или зенитно-ракетных комплексов многоцелевые истребители – наступательное вооружение. Реакцией на это стал симметричный шаг: в апреле 2013 г. министр обороны С. Шойгу объявил о размещении в Беларуси военной базы ВВС России. Начать планировалось со схожего с американским решения, а именно с 1-2 звеньев, размещаемых на ротационной основе. Однако сразу же было объявлено и о более серьезных планах – разместить там в 2015 г. на постоянной основе истребительный авиаполк.

Призраки холодной войны

Украинский кризис резко обострил и так накаляющуюся ситуацию. В первых числах марта 2014 г. США более чем вдвое увеличили свою миссию в Baltic Air Policing – с 4 до 10 истребителей F-15C. Официальным поводом послужили участившиеся полеты российских самолетов-разведчиков. Так, 24 февраля 2014 г., в День независимости Эстонии, истребители вылетали на перехват разведчика и приняли участие в параде в городе Пярну в течение одного вылета. Американские истребители сменил первый в истории многонациональный контингент: 12 истребителей, по 4 от трех стран альянса. В дополнение к Польше, чья очередь была по первоначальным планам, свои самолеты предоставили Великобритания и Дания. При этом если Польша и Дания разместили относительно устаревшие машины (МиГ-29 и F-16AM), то Великобритания впервые отправила свои Еврофайтер «Тайфун». Франция официально не приняла участие в этом раунде миссии, но разместила в качестве поддержки в Польше звено своих истребителей «Рафаль», также впервые. Такое количество самолетов сразу нескольких стран альянса впервые размещается в непосредственной близости от границ России. Например, от авиабазы под Мальборком в Польше, где разместились «Рафали», чуть более 50 км до границы Калининградской области, а от авиабазы Эмари в Эстонии, где начали дежурство датские F-16, около 200 км до границы Псковской области. Уже были встречи с российскими вооруженными силами – английские «Тайфуны» выполнили облет корвета Балтийского флота. В начале июня в регионе практически одновременно прошли крупные учения НАТО и России.

В Польше и Беларуси стороны также действовали практически синхронно. 13 марта 2014 г. на авиабазе Ласк села первая шестерка F-16C с итальянской базы в Авиано, а в Бобруйске – 6 Су-27 в дополнение к базировавшимся с декабря 2013 г. в Барановичах четырем самолетам того же типа. В дальнейшем США довели группировку до 12 истребителей. В Беларуси также временно базировался российский самолет дальнего радиолокационного обнаружения А-50. Вероятно, это был симметричный ответ на патрулирование границ Украины аналогичными самолетами E-3 «Сентри» ВВС Великобритании и НАТО. Обострение ситуации вынудило ВВС России форсировать планы развертывания там на постоянной основе истребительного авиаполка. 17 марта 2014 г. главнокомандующий ВВС России В. Бондарев заявил, что 24 истребителя Су-27СМ3 будут развернуты до конца 2014 г.

Символичным стал выбор фона для речи Б. Обамы 3 июня 2014 г. в аэропорту Варшавы – 4 истребителя F-16, из них 2 польских и 2 американских. Президент США говорил о необходимости укрепления сотрудничества в деле защиты польского неба и провел недвусмысленную историческую параллель: по его словам, ВВС Польши, сражавшиеся с «большевиками» в советско-польской войне 1919-1921 гг., были основаны поляками американского происхождения, а значит, в первую очередь, американцами [1]. На следующий день после речи Б. Обамы ВВС США объявили о плане временно разместить на базе Фэйрфорд в Великобритании 3 стратегических бомбардировщика B-52H «Стратофортресс». 8 июня к ним присоединилась пара B-2 «Спирит».

Президент США запросил у Конгресса 1 млрд долл. на «усиление военного присутствия в Восточной Европе». Как будет потрачена эта сумма и вообще будет ли она выделена в условиях секвестра военного бюджета – сказать сложно. Создается впечатление, что для успокоения союзников и имитации жесткости в противодействии России достаточно было громко запросить красивую «круглую» сумму.

Военная целесообразность или политический жест?

Для современного истребителя, обладающего боевым радиусом действия порядка тысячи километров (и это без дозаправки в воздухе), перемещение вплотную к границам гипотетического противника, в первую очередь, повышает уязвимость аэродрома базирования. Если существование российской базы в Белоруссии еще можно объяснить необходимостью «подменить» находящиеся не в лучшем состоянии и не молодеющие ВВС союзника России, то ВВС Польши можно назвать самыми сильными среди стран Восточной Европы – одних F-16 у поляков 48, причем они новее, чем у самих американцев.

Размещение небольших групп истребителей в странах, лишенных собственных ВВС, с целью выполнения задач ПВО мирного времени – недопущения пересечения границы и сопровождения потенциальных нарушителей – без сомнения является осмысленным и полезным. Однако увеличение этих групп ничего не дает с практической точки зрения. Одно звено или три-четыре звена, состоящих из разнотипных самолетов ВВС нескольких стран, – в обоих случаях ударный потенциал против технически развитого противника практически нулевой, а для выполнения вышеуказанных задач на маленькой территории хватит и одного.

Схожая ситуация и с B-52 и B-2 – перебазирование пяти самолетов не меняет с военной точки зрения ничего. Оставшиеся на континенте десятки машин и так могут в случае необходимости «дотянуться» до любой точки мира.

Таким образом, действия НАТО представляют собой сугубо политические шаги, направленные на демонстрацию готовности прийти на помощь союзникам. Нет ничего общего с временами настоящей холодной войны, когда рассеянные по аэродромам Европы сотни самолетов двух политических блоков были готовы и способны за считанные часы превратить ее в ядерное пепелище. Мы наблюдаем «игру в холодную войну», игру, в первую очередь, на публику. Если смотреть в перспективу, то США наверняка продолжат базирование в Польше на ротационной основе. Размещать там постоянную авиабазу, по-видимому, не будут по финансовым причинам. В Прибалтике усиление Baltic Air Policing сойдет на нет, когда ослабнет «медийная» составляющая кризиса. Скорее всего, блок НАТО отреагирует на переход Крыма под российскую юрисдикцию (и вероятное скорое обновление и усиление там российской авиационной группировки) поддержкой Румынии. Примером может служить размещение там в конце апреля 2014 г. 6 истребителей CF-18 «Хорнет» ВВС Канады. Если период противостояния НАТО и России затянется, стоит ждать миссии «Romania Air Police».

Каким образом следует реагировать на это России? Спокойно и без эмоций. Поскольку реальной угрозы они не несут, а представляют собой скорее пиар-акции, то не стоит убеждать общественное мнение этих стран в необходимости подобных шагов действиями, напоминающими «налеты на Стокгольм». США пытаются консолидировать НАТО, используя образ России как врага, – незачем помогать им в этом. Россия, конечно, обязана обеспечивать безопасность партнера по союзному государству путем размещения на его территории истребительного авиаполка (раз этот путь выбран, есть и альтернативные, например, оснащение его ВВС на льготных условиях современной техникой и обучение личного состава).

Остается надеяться, что кризис в отношениях России и США-НАТО не усугубится, и времена настоящей холодной войны, а не игр в нее, не вернутся.

Источник: Александр Ермаков, РСДМ

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...