Экстремистский телеграм-канал опубликовал 20-минутную запись нескольких телефонных звонков. Некто “Дима” договаривается с “Натуликом” о совместной поездке “во дворы”, где есть “ленточки”. Источник информации утверждает, что это Наталья Эйсмонт, пресс-секретарь Александра Лукашенко, и Дмитрий Басков, глава Федерации хоккея Беларуси и главный тренер хоккейной команды Лукашенко.

Дмитрий Басков и Наталья Эйсмонт на автопробеге “За Беларусь” / TUT.by

Подтвердить подлинность звонков невозможно. Однако в дни, когда были сделаны записи (18 и 19 октября), человек, похожий на Дмитрия Баскова, был замечен среди срезающих белые и красные ленточки во дворах в жилом комплексе “Мегаполис”. Источник Еврорадио подтверждает, что женский голос принадлежит пресс-секретарю Лукашенко.

В разговорах называется несколько фамилий. Такие же фамилии носят высокопоставленные силовики: Шахраев, Кубраков. Упоминается аббревиатура СБП — так же сокращается название Службы безопасности президента. Ещё знакомая фамилия — Шакута, она часто звучит в обсуждениях убийства Романа Бондаренко на “Площади Перемен”.

Что же планировали, что обсуждали близкие к Лукашенко люди? “Операцию” по срезанию белых и красных ленточек в минском дворе. Желающих поучаствовать в ней набралось 11 человек. Ну, 12 — вместе с водителем.

Звонок №1. Первое явление “Массандры”

— Алё.

— Дима, Дим. У нас уже вырубили интернет просто [в воскресенье, 18 октября, скорость интернета в Минске была ограничена во время протестного марша. — Еврорадио].

— Я понял.

— Ничего не доходит.

— Слышишь, а ты можешь мне дать номера машин, всех собрать, ну там в ближайшие пару часов, не срочно.

— Так а каких машин? У меня…

— Смотри… Мы договорились так. Нам же нужно всем вместе встретиться и где-то машины оставить и пересесть. Мы договорились, что сделаем это… Мы вот подумали вчера с Ксюшей и Сергеем, и сейчас я с Шахраевым [Дмитрием Шахраевым зовут главу Службы безопасности президента. — Еврорадио] переговорила. Мы договорились, что можно это сделать возле Дроздов. Чтобы спокойно оставить машины, все там на стояночке возле царских ворот. Единственное, что он попросил у меня номера. Мы там бы их все спокойненько построили, сами бы вышли, посовещались минут пятнадцать-двадцать… Ну, потому что надо в целом понимать, кто на телефон снимает, кто разговаривает, кто что. На случай разных сценариев, скажем так. Ну, познакомиться вообще друг с другом и понять, как мы действуем. Вот, пересаживаемся — и на прогулку.

— Я понял. Хорошо, смотри. У меня какая ситуация: у меня тут бус белый, на котором я езжу, и Волчки [Павлом Волчеком зовут хоккеиста, участника команды Лукашенко. А его жену зовут Жанетта. — Еврорадио] у меня в соседях, поэтому я их забираю, с ними приезжаю.

— Отлично.

— Да, поэтому я только возьму номера Шакуты [Дмитрий Шакута — боксёр, предположительно, позже участвовавший в конфликте с Романом Бондаренко на “Площади Перемен”. — Еврорадио]…

— Да.

— Да, на чём он приедет. Ну и всё. Остальное всё там.

— Да, смотри. А кто за рулём вообще?

— Ну, я думал водителя брать.

— Твоего?

— Да. Ну, он же бывший СБП [Служба безопасности президента. — Еврорадио].

— Угу. Не, ну он там вроде надёжный у тебя.

— Да.

— Ага.

— Так, а второй бус? Мы всё-таки берём второй бус?

— Ну, наверное, да, ну, потому что нас же много. Нас десять человек, получается. Или даже больше? Больше, по-моему…

— Больше [неразборчиво. — Еврорадио]…

— Больше. Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять… Да, нас одиннадцать человек.

— Да, шесть, шесть минус один водитель.

— Да, одиннадцать плюс водитель, двенадцать.

— Да-да.

— Ну, это как раз два по шесть. Два буса по шесть. А во втором бусе кого посадим? Алё?

— Ну, ты знаешь, давай я сча с этими ребятами созвонюсь, которые…

— Да, да, может быть, они бы и сели вдвоём за руль… И спрошу, на чём они вообще передвигаются, как они это видят. Ну, они, конечно, видят так, как видели мы. Потому что им-то вряд ли задача ставилась, чтобы машину брать, за рулём, им просто задача была присоединиться к нам.

— Так вот и было бы здорово, если бы они вдвоём сели бы за руль, оба, и всё.

— А мы… А у меня есть от российского посла два ящика “Массандры” [крымское вино, стоимость которого начинается от 20 рублей и доходит до нескольких тысяч долларов. — Еврорадио].

— Шутка. Не…

— Ага. Хорошо.

— Так что, тогда уточняй, сели бы они за руль? Там номера вкрутим тогда там около Дроздов.

— Ну да, мне тоже, я вот тоже спрашивала сейчас Шахраева, он говорит, одно из двух: если вы не будете близко на бусах подъезжать, а например… Ну, просто какая у нас тактика. Если мы ставим где-то автомобили и идём как бы группой по, ну, просто мониторим ситуацию, к кому-то подходим, что-то делаем, то он говорит: я дам Кубракову [Игорем Кубраковым зовут высокопоставленного силовика, на тот момент — главу ГУВД Мингорисполкома, теперь — министра внутренних дел. — Еврорадио] ваши номера, и вопросов не будет никаких. Но если, конечно, мы будем близко и там совсем идентифицированы, то лучше тогда снять. Но с другой стороны, я думаю, что лучше мы там скрутим и подскажем Кубракову, что будут два таких-то, таких-то без…

— В общем, на месте там решим.

— Потому что мы уже смеялись и вчера, и сегодня. Круче всего, если нас не чужие, а свои [говорят неразборчиво, скорее всего, имеется в виду остановят. — Еврорадио]. Ихи-хи. Не, ну хотя такого, конечно, не может быть.

— Ладно, хорошо. Так что, так в девять или чуть раньше, или без пятнадцати там девять, чтобы в девять уже нам выдвинуться?

— Давай в половину девятого.

— В половину девятого. Хорошо, тогда мне надо в восемь уехать с работы, чтобы подрядиться быстренько.

— Угу.

— Хорошо, ты в дороге, да?

— Да-да-да, по трассе, да.

— Ну всё, тогда я там попозже тебе позвоню.

— Хорошо, давай.

— Давай, на связи.

— Пока-пока.

(ОБНОВЛЯЕТСЯ)

Звонок №2. Так “Массандру” брать?

— Алё.

— Дим.

— Да, Натуль.

— Ну, что ты делаешь?

— Ничего, дома валяюсь.

— Хи-хи-хи, и уже [неразборчиво, похоже на “зеваешь”. — Еврорадио].

— Да, ха-ха-ха.

— Понятно. “Массандру” брать? “Массандру”.

— Ну… Смотри, я же за рулём.

— А, точно.

— Ну, ну…

— Слышишь, короче. Я поговорила с этими ребятами. Они приезжают на своём транспорте. Но там, конечно, просто я так понимаю, джип, но обыкновенный небольшой, и у них тоже водитель. Конечно, понимаешь, в их машину максимум два человека у нас сядет, и нас всё равно получается много. Есть вариант: водитель, и во вторую машину их водителя посадить.

— То есть вариант: в нашу одну машину наш водитель, а во вторую машину второй водитель, так?

— Да. Они приедут на своей, оставляют её там, где мы все оставляем. И водитель их садится в наш микроавтобус, и мы растусовываемся.

— Да. Ну, в принципе, это то же самое, что один у нас кто-то за рулём.

— Там просто… Кто у нас будет за рулём? Получается, этот человек будет у нас не в деле.

— А-а-а, то есть…

[звонок временно прерывается]

— Алё.

— То есть водитель должен в машине быть, правильно я понимаю?

— Ну, мне кажется, на всякий случай да. Мало ли что. [неразборчиво] …открыл, ещё ж припарковаться надо. А так машина всё время поблизости, но они должны быть внутри, как мне кажется.

— Да, я понял. Хорошо, всё, договорились, сейчас тогда буду с водителем разговаривать.

— Ну, давай-давай, перезвоню тогда.

— Ну как тогда… Дим, и мне нужны номера машин твоей и Дмитрия этого.

— Дмитрия я уже сбросил, Шакуты.

— Алё, Дима, я перезвоню через пару минут, хорошо?

— Давай, давай, давай.

— Давай.

Звонок №3. Водитель выпил не “Массандру”, а пиво

— Алё.

— Дима, ну что?

— Ну, счас с водителем разбираюсь.

— Так есть или нет?

— Мой водитель уже пива выпил.

— Ах-ха-ха, отличный водитель!

— Ну, воскресенье, он с деревни приехал, выпил пива.

— Утром выпил, можно [неразборчиво, вероятнее всего “ничего не делать”. — Еврорадио]…

— Утром выпил — день свободен.

— Ну… Звоните — не звоните, я уже никак не могу.

— Да-да-да.

— Ну есть ещё один. Не, есть ещё один водитель.

— Ага.

— Но я как бы так… не то чтобы не. Он вроде бы нормальный, всё, но как-то никогда с ним никуда не ездил, поэтому так.

— Слушай, тут вопрос ещё такой. Я сейчас разговаривала с Караевым [Юрием Караевым зовут на тот момент министра внутренних дел, а теперь помощника Александра Лукашенко по Гродненской области. — Еврорадио], и он сказал, что есть задача не просто даже ставить на место, а он по поводу нас только что разговаривал с… ну, понятно. И типа забирать. Так я вот думаю: мы их куда будем паковать, мы что, потом вместе поедем или как? [“Натуля” смеётся. — Еврорадио].

— Угу.

— Ну да, в багажник.

— Ну… [снова смеётся. — Еврорадио] Дима, я, короче, уточню. Смотри. Так, что ты мне тут прислал, я уже вижу…

— Я тебе прислал номер Шакуты… Машины и мой номер.

— Так, хорошо, ну, на всякий случай.

— Стоп, так и тогда на сразу же номер Захарова [Михаилом Захаровым зовут известного в прошлом хоккеиста, а теперь хоккейного тренера. — Еврорадио] машины: два нуля, двадцать, А-А, семь.

— Так, а эта твоя машина, ты на ней сразу едешь?

— Да, я на ней сразу приезжаю, да, потом мы забираем Захарова машину.

— Cлушай. Ну, как бы номера MI [в ГАИ утверждают, что это обычные номера, но в народе их считают министерскими. — Еврорадио], это вообще огонь.

— Мы ж снимем их.

— Блин, что-то мне говорит Караев не снимать. Ладно… Ноль, ноль…

— Двадцать, А-А, семь.

— Ага.

— Это тоже машина федерации, Захарова.

— Ага. Хорошо. Так, смотри, Дима, скажешь другу своему, у него же есть инструмент боевой и не только.

— Какому другу?

— Ну, самому боевому.

— Диме [Шакуте. — Еврорадио]?

— Диме, да.

— Чтобы взял?

— Да, конечно, Караев сказал, что да, что у него есть.

— Ага, хорошо.

— Мы тут берём ещё… ну, короче, разное, счас я тебе фотки пришлю.

— Да, пришли. Так что, мне тоже брать? У меня тоже есть.

— Блин, ну тебе… Я вот я не знаю. Сейчас я спрошу у него параллельно.

— Мне шеф говорил брать.

[смеются. — Еврорадио]

— Дима, это всё, мы как на войну. Так, хорошо, это, это… дальше ещё какой был вопрос. Чтобы тот взял. Блин, опять что-то интернета нет. Какие ещё вопросы были.

— А ты на вайфай попробуй.

— Да какой вайфай во Дворце Независимости, блин, ты чё?

— А что, нету, нету, да?

— Во дворце никогда нет и не было. Ну, иногда на самые крупные мероприятия сюда специально приезжает Белтелеком и контролируемый вайфай под паспорт и пароль отдаёт.

— Я понял, понял.

— Ну нет, счас уже, наверное, врубится… Ага-ага…

[на заднем плане у “Димы” кричит ребёнок]

— Весело у тебя?

— Что-что?

— Весело у тебя.

— А, да, аха-ха.

— Блин, ну вроде как всё. Так, Дима приедет на своей машине.

— Я на бусе приеду, да, и второй бус, привезёт водитель, я счас ему скажу.

— Так а ты приедешь вместе с Пашей…

— С Павлом и Жанеттой [вероятно, Волчеками, упомянутыми в предыдущем разговоре. — Еврорадио], да.

— И Жанеттой, ага.

— Хорошо, я забираю Анну. Аню. Лена приезжает сама, Сергей с… Э-э-э, Дима с Ксенией приезжают сами. Ну вроде всё тогда. Понятно.

— Ну всё.

— Ну всё, ах-ха-ха.

— Ты мне скажи, мне брать или не брать?

— Ну, я счас… Мне скажет министр. Ну, потому что у меня есть один такой, с… резиновым.

— Ну, прикольно.

— Но он мне сказал его взять тебе.

— Кому?

— У меня есть один с резиной, он мне сказал тебе его взять. Но я его не сильно собиралась, потому что я ж, ну, как бы… Они мне показали всё, ну это. Поэтому я не знаю даже. Ну, посмотрим. И для других на всякий случай возьмём, ну, такое…

— Ага, понял.

— Да, щадящий режим [смеются. — Еврорадио].

— Зонтики, да?

— Да, зонтики, палочки.

— Ага давай, пакуй.

[смеются. — Еврорадио]

— Ты какой-то, не знаю, не такой.

— Чего? Нормально, потому что я по телефону, обычной связи, не знаю, что тут можно говорить.

— Ну да. Ну ладно, прогуляемся просто вечером.

— Да. Попшикаем…

— Погуляем.

— …аэрозольчиками.

— Хорошо. Всё, если что, на связи.

— Да, 20:30, да.

— 20:30. До встречи.

— Да, всё, давай.

— Давай.

— Давай-давай, пока.

Часть четвёртая. Нужно что-то кроме “Массандры”

— Алё.

— Дим, я как обычно, я только вышла из дворца, с шефом долго говорила, бляха-муха, мне ещё переодеться. Опаздываю, как обычно.

— А ты подскажи… Я понял. Мы же туда, где мы тебя высаживаем. Где ты живёшь?

— Да, где вы меня высаживаете. На центральный вход, на царские ворота.

— Все мы на месте, короче, уже.

— А вы уже на месте? Я на своей машине, счас через десять минут буду проезжать, там ещё переоденусь за пять минут и выхожу.

— Давай.

— Угу.

[следующий звонок]

— Натуль, да?

— Дима. [“Натуля” смеётся. — Еврорадио] Дим. Ну я не буду брать вино, да?

[“Дима” смеётся. — Еврорадио]

— Я не понимаю твоих реакций. Я понимаю, что все стесняются…

— Не, это есть чуть-чуть, но дело в другом… Кто за рулём вообще? У нас один водитель, кто второй водитель?

— Не, это есть чуть-чуть, но дело в другом… Кто за рулём вообще? У нас один водитель, кто второй водитель?

— Так, а тех ребят водитель, который на джипе на чёрном.

— Те ребята, у них есть водитель, да?

— Блин, Дима, ты пил уже или нет?

— По-моему, их двое.

— Они мне сказали, что у них есть водитель.

— Да?

— Ты можешь к ним подойти?

— Счас спрошу.

[следующий звонок]

— Дим.

— Да, смотри, водитель есть у них, у ребят этих, поэтому мой водитель федерации садится в белую машину, а один садится в “захаровскую” чёрную. Но тогда у нас плюс один, ну, где-то будем тут это, тесниться.

— Да потеснимся, конечно, успокойся, какая разница.

— Ну давай, всё.

— Так что мне брать?

— Ну, брать всё, что есть, бери.

— Прям пол-ящика?

— Да нет, ну, конечно, нет.

— Ну хорошо, хорошо.

— Давай. То есть мы у дома через пару минут.

[следующий звонок]

— Натуля, я думал, мы поедем к нам туда.

— Я тоже думала, но ребята боевые повезли нас в самый эпицентр, там, где, блин, по пятьсот выходят… Мы ж, блин, не в детском саду, у нас же образцово-показательная бригада [смеётся. — Еврорадио].

— По нашим — это по каким?

— Ну, просто мы смотрим, тут никого нет.

— Ну давай к нам.

— Ну хорошо, сейчас выезжаем.

[следующий звонок]

— Алё.

— Дим, давайте пройдёмся по этим дворам. Или проедемся, или пройдёмся. Просто там, кажется, если вглубь зайти, то там ленты, муралы и всё такое однозначно может быть.

— Ну да, да.

— Ну раз уже приехали, давайте пройдёмся, а потом пройдёмся по “Олимпику” и решим, куда дальше.

— Да, конечно.

[следующий звонок]

— Да, Дим. Куда идём?

— Слушай, ну, тут всё зачищено…

— Я думала, тебя там бьют.

— Тут раньше фонари были бело-красно-белые.

— Ну, возвращайся тогда, едем на Нестерку [ТЦ на улице Богдановича. — Еврорадио], потом на Озерцо, а потом работаем по Дзержинского [в эти дни людей, похожих на Эйсмонт и Баскова, заметили во время срезания лент в ЖК “Мегаполис” на проспекте Дзержинского. — Еврорадио].

— Давай.

— Давай.

[следующий звонок]

— Да, Дим.

— Что, куда едем.

— Смотри, Жанетта же сказала, что Озерцо, Нестерка, по мере удаления объектов. Нестерка ж, наверное, ближе всего, потом Озерцо, потом Дзержинского.

— Давай-давай-давай, угу.

— Ну да, просто я не знаю там…

— На Нестерку давай.

— Ага, да. Давай, давай на Нестерку.

[следующий звонок]

— Да, Дим.

— Всё, проезжайте вперёд и направо, там большой гараж.

— Так мы ж за вами стоим… А, так ты его нашёл?

[“Натуля” объясняет дорогу кому-то, говорит, что там большое “поле для деятельности”][следующий звонок]

— Дим.

— Алё.

— Да, Дим.

— На Озерцо, да?

— Ну да.

— Тогда проедем тут, как мы ехали, где “Друзья”, проедем через табакерку, там не успели закрасить кое-что.

— Давай, конечно, да… Ну, мы за вами.

[следующий звонок]

— Алё, а стаканчики есть?

— Нету, Дима, стаканчиков…

— А, вы так?.. А вон “Домашний” магазин! Пошли.

— Мы никак ещё. Это… Мы не пили, мы вам целую бутылку дали, это мы разлили, когда передавали из рук в руки. Мы ещё тут не пили. Аня всё предлагала остановиться возле какого-то магазина, сбегать за стаканчиками.

— А вот как раз, вот тормозите здесь.

— Давай, иди в магазин. И купи что-нибудь нормально, а то что, мы будем вином давиться?

[следующий звонок]

— Да, Натуль.

— Короче, я, слушай, там чуть дальше, если проехать, тоже вдоль дороги ленты. Александр Петрович [Александром Барсуковым зовут также экс-замглавы МВД, а теперь инспектора по Минску. — Еврорадио] предложил, чтобы мы вышли быстренько, их посрезали, а он сам вместе с ОМОНом невдалеке нас прикроет…

— Давай, давай, поехали.

— Давай, мы тогда едем.

[следующий звонок]

— Дима, короче, там с другой стороны двора, с другой стороны дома… Обнаружены ещё ленты. И Барсуков нам предложил, чтобы мы вернулись одни как победители и спокойненько стали резать ещё там. А они отстанут от нас и будут всё время где-то невдалеке.

— Я понял, ну давай, мы за тобой.

— Ну как? Вы обсудите между собой.

— Да, давай, поехали.

— Ну хорошо.

— Давай.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...