Происходящее прямо сейчас в беларуских государственных СМИ, по своему накалу страстей, как, собственно, и самим материалам, все больше напоминает «распятого мальчика» образца 2014 года в Украине, когда сообщение вначале дали в эфир, а потом Константину Эрнсту пришлось извиняться за фейк.

До такого, в смысле извинений пока не дошло, до этого еще далеко, даже очень далеко. Но любителям «фантастики и приключений на грани хорора», в смеси жанров, которых сейчас пресса и ТВ в нашей стране работает, есть чему «порадоваться», хотя это и крайне печально.

Не согласиться с этим сложно, ведь только за последнее время «на головы» беларусов было вылито немало лживой информации, а хедлайнером новостной ленты стал польский военнослужащий Эмиль Чечко, который, по официальной версии, попросил политического убежища в Беларуси. Вот только как именно он в нашу страну попал до сих пор загадка, поскольку данные весьма сильно расходятся.

В интервью с ним, которое было показано в эфире телеканала «Беларусь 1» и очень напоминавшее по постановке и смыслу не такой уж и давний, но памятный эфир с Романом Протасевичем, Чечко рассказал: польских военнослужащих накачивали алкоголем и заставляли расстреливать беженцев.

Во время интервью Эмиля также спросили, как вели себя те люди перед расстрелом, говорили ли они что-то в этот момент и ответ был такой: «Одни плачут, другие кричат. Другие стоят просто прямо… Я слышал, что были такие люди, их нужно было добить. А что нужно было с ними делать, живыми закапывать?»

Касательно самой организации процесса, Чечко рассказал такое: какой-то момент на место его службы начали приезжать машины с пограничниками и забирать с собой его коллег. Первыми взяли Эмиля Чечко и его сослуживца.

По его словам, по дороге им предложили выпить и на первом патрулировании, они были пьяные, по дороге ловили одинокого человека, увозили его в лес, выкапывали яму и прямо на их глазах пограничники стреляли ему в голову.

Кроме того, как говорит Чечко , среди тех, кого убивали польские пограничники, были волонтеры: «Я был в такой ситуации, когда подъезжал какой-нибудь волонтер и начинал говорить: «Куда вы их (беженцев. – прим. ред.) ведете?». А пограничник просто стрелял ему в лоб. Я видел две такие ситуации, – сообщил военнослужащий.

Никогда не было такой ситуации, чтобы мы проводили мигрантов и их не убили. Мы всегда убивали. Тела мигрантов закопаны или растерзаны волками, но большинство в ямах. Мне трудно сказать, сколько там могил. Туда просто должен попасть Красный Крест и все это расследовать.

Думается, хватит, поскольку и так понятно: Польша является «исчадием ада на Земле» и, кстати, кроме всего прочего, например, беларусам бежать туда тоже не стоит, так как застрелят прямо на границе, а уж в том, что в миграционном кризисе виновата Варшава вообще не должно быть никаких сомнений или они все же есть?

Знаете, с данным сюжетом по ТВ, как и в случае с Протасевичем, допущен перебор, что косвенно подтверждает само построение сюжета в котором, как и всегда в последнее время, цифры, факты, географическую привязку к местности и прочее, что можно отнести к «точным наукам» заменяются одним единственным: эмоциями, причем такого формата, от которого обычный человек должен ужаснуться, а ведь в таком случае «мозг выключается». Видимо на это вся ставка и делается.

Но, если посмотреть на то, что сказал Чечко с «холодной головой», то приходишь к удивительному выводу: он не привел ни единого факта с указанием фамилии «руководителя, заставлявшего его пить», местности, где производились «расстрелы», и даже точное время, когда это происходило.

Да, прозвучало «первый раз в мае» и до нынешнего дня, но точной даты – нет. Все это, конечно, можно списать на «психологический шок» если бы не его поведение во время самого интервью, в ходе которого он «полностью раздавленным» никак не выглядел.

Есть и нестыковки, например, совершенно непонятно, почему польские власти решили максимально расширить круг лиц, причастных к «расстрелам», когда теоретически сделать это могла небольшая группа «силовиков». Получается, с одной стороны польские власти «отчаянно глупы», а вот с другой военнослужащие этой страны крайне дисциплинированны, если с мая никто и ни разу ничего подобного не говорил.

А максимальное сомнение вызывают слова Чечко о «пропавших волонтерах», поскольку речь идет о гражданах Польши и, если бы так реально произошло, «вой» в её прессе поднялся бы нешуточный, но этого – нет.

Но к таким мыслям приходишь, если думать на «холодную голову», а в интервью, повторимся, эмоции просто зашкаливают, особенно подобной, шокирующей информации, а её в беларуских СМИ сейчас весьма много, в неё начинаешь верить не думая, просто исходя из объёмов «проецируемого в голову».

А что по данному поводу говорят в Польше и ЕС? Пока ничего, в том числе и по вышеперечисленным причинам, поскольку в системе «эмоций» беларуского ТВ они не находятся, а ни одного реально факта Чечко так и не привел, то есть расследовать, хоть что-то, по сути, нечего. Максимум, на что можно рассчитывать, так это, как он и заявил: «в расследование должен включиться Красный крест», но эта организация подобного не проводит, а занимается гуманитарной помощью, то есть надежда, похоже, на «общественников», которые будут поднимать этот вопрос в мире.

Зачем все это? Возможно, ответ достаточно прост: за последнее время вышло как минимум два материала, причем без «эмоций», а с «цифрами и фактами», один от Amnesty International, в котором утверждается, что когда беженцы шли к границе со странами Евросоюза, их все время сопровождали беларуские силовики. Когда же группы сопровождаемых беларускими силовиками нелегальных мигрантов достигали огороженной зоны, их силой заставляли переходить на территорию Польши.

Причем, в случае отказа не просто угрожали в прямом смысле спустить собак, но и время от времени делали это. Известны случаи, когда собаки мигрантов кусали.

Кроме того, людям, оказавшимся в приграничной зоне, не разрешалось покидать ее или возвращаться в неогороженные районы, доступные для гражданского населения, где они находились в нечеловеческих антисанитарных условиях в течение нескольких дней или недель.

Те, кто не выдерживал подобные условия и пытался покинуть лагерь, сталкивались с вымогательством взяток со стороны беларуских военнослужащих.

Практически о том же самом еще в начале декабря написал Сергей Подсосонный, который отправился в Эрбиль, город в северном Ираке, из окрестностей которого в Беларусь прибывало наибольшее количество мигрантов и, поговорил с теми, кто вернулся из нашей страны.

То есть, вполне возможно, что интервью Чечко, это, так сказать, «наш ответ» Amnesty International – ведь рассказанное им явно перекрывает, по крайней мере – эмоционально, обвинения в адрес Беларуси, то есть о них если и не забудут, то, по крайней мере, на время, срасти вокруг «травящих собаками мигрантов беларуских силовиков» поутихнут.

А ведь большего и не надо, сейчас для властей жизнь такая: «день простоять да ночь продержаться» и большего, по крайней мере, на этом этапе и не надо.

И последнее: совсем все станет понятным после полного понимания того, откуда взялся и кто такой Эмиль Чечко.

В Беларуси говорят, «не выдержал» и сбежал. В Польше так же склоняются к тому, что сам перешёл границу, что радует – не похитили. С другой стороны, польская сторона говорит о серьезных проблемах Чечко с алкоголем, он сам их, кстати, не отрицает, правда говорит, что руководство «спаивало».

Юрий Бараневич, для Беларускай праўды

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...