Беларуская оппозиция призывает инвесторов ЕС избавляться от евробондов своей страны. После первых успехов кампания оказалась на распутье. DW.COM – о специфике сложившейся ситуации.

Датских инвесторов пристыдили, и теперь они распродают государственные облигации Беларуси. “Это происходит после недели дискуссий о том, этично ли инвестировать в страну, президента которой Дания считает нелегитимным”, – констатирует газета Berlingske Tidende. Дискуссия велась в датских СМИ, но толчок к ней дала беларуская оппозиция.

Она развернула в Европе кампанию общественного давления на институциональных держателей беларуских валютных облигаций (евробондов), среди которых есть, в частности, немецкие и швейцарские банки. При этом речь идет, в первую очередь, о двух облигациях на общую сумму 1,25 млрд долларов США со сроками обращения до 2026 и 2031 годов, выпущенных в конце июня прошлого года в ситуации, когда Александр Лукашенко уже начал сажать в тюрьму своих потенциальных конкурентов на президентских выборах.

Решение ведущего скандинавского финансового концерна Nordea отказаться вслед за менее крупными датскими инвесторами Akademiker Pension, Bankinvest, Jyske Invest и Sparinvest от вложений в госдолг Беларуси стала первой громкой победой развернувшейся кампании. Теперь беларуское Народное антикризисное управление (НАУ) объявило о готовности к переговорам с ним австрийского Raiffeisen Bank International (RBI), активно работающего в Беларуси, где ему принадлежит “Приорбанк”. Переговоры об облигациях запланированы на следующую неделю, сообщил в понедельник, 15 марта, портал “Белорусский партизан” со ссылкой на пресс-секретаря НАУ Максима Паршуто.

Неделей раньше датский пенсионный фонд Akademiker Pension объявил о том, что 1 апреля включит Беларусь в список из пока 45 стран, в государственные бумаги и предприятия которых этот инвестор не вкладывает сбережения своих пайщиков. В этот список входят, к примеру, Азербайджан, Вьетнам, Куба, Пакистан, Саудовская Аравия, Северная Корея, Сирия, Таджикистан, Турменистан, Узбекистан.

Данное решение принято “на фоне систематических нарушений прав человека режимом, при котором политические права людей фактически не имеют значения, а мирных демонстрантов арестовывают и подвергают насилию”, – подчеркивалось в официальном заявлении фонда от 9 марта.

Двумя днями позже, 11 марта, концерн Nordea, сначала защищавший свои вложения в беларуские гособлигации, объявил о намерении от них избавиться. По данным датских СМИ, семь инвестиционных фондов концерна вложили в госдолг Беларуси в общей сложности 25 млн евро. Причем два фонда инвестировали 4,5 млн евро уже после выборов в августе 2020 года, пишет Berlingske Tidende. Теперь все эти бумаги выставляют на бирже на продажу, что уже вызвало значительное падение их курсов (и рост доходности, но об этом чуть позже).

Режим Лукашенко отрезан от выгодного источника валюты

После столь резонансной истории, в условиях растущего общественного давления и на фоне начавшейся широкой распродажи ни о каком новом выпуске в ЕС валютных облигаций Беларуси при нынешней власти в Минске уже и речи не может быть. Солидные европейские банки не захотят организовывать эмиссию токсичных бумаг, серьезные инвесторы не будут рисковать своим имиджем, да и белорусскому правительству пришлось бы предлагать гипотетическим покупателям непосильно высокий процент.

Короче, Лукашенко отрезан теперь от самого выгодного способа валютного финансирования – выпуска облигаций. Это плохо для его режима, но одновременно это плохо и для государства Беларусь. “В последние годы возможность одалживать деньги на западном рынке капитала существенно снизила стоимость финансирования государственных расходов, она явно пошла на пользу Беларуси, ведь бумаги эмитировало не только правительство, но и, к примеру, Банк развития”, – подчеркнул в беседе с DW немецкий предприниматель и консультант по инвестициям Даниэль Крутцинна (Daniel Krutzinna), работавший в Беларуси в 2008-2020 годах.

Он напомнил, что выпуск евробондов “полностью вписывался в стратегию многовекторной внешней политики беларуского руководства, которое с конца 2000-х годов стало более наступательно вести переговоры с Россией о ценах на газ”. Этот инструмент способствовал закупке западных технологий и помогал формированию более сбалансированного госдолга, предотвращая “слишком большую зависимость от одной только России”, отметил эксперт.

Дилемма западных кредиторов: если не они, то Россия?

На этот же аспект указывал в ходе датской дискуссии о том, инвестировать или не инвестировать в беларуские облигации, и руководитель отдела устойчивых инвестиций Nordea Asset Management Эрик Педерсен: “Дилемма состоит в том, что Россия в случае, если западный мир прекратит любое финансирование Беларуси, будет стоять наготове с открытым кошельком”.

Аналогичная дилемма возникает и теперь, когда перед европейскими банками и инвестфондами встает вопрос, стоит ли дальше держать или все же продавать уже купленные белорусские валютные бонды. Ведь на эмитенте, в данном случае режиме Лукашенко, их действия напрямую уже не скажутся. Он свои деньги, те самые 1,25 млрд евро (за вычетом комиссионных), получил еще прошлым летом во время эмиссии. Теперь он, наоборот, обслуживает этот долг, раз в полгода выплачивая проценты.

Следующая выплата – 24 августа, и деньги получат те, кто на тот момент будет держать бумаги. А их непременно кто-то купит, ведь чем активнее европейские банки под давлением общественности будут распродавать белорусские евробонды, тем выше окажется их доходность и тем самым привлекательность. Такова специфика облигаций как финансового инструмента.

Специфика облигаций как финансового инструмента

У такого рода ценных бумаг, если объяснять совсем коротко, два ключевых параметра: курс и купон, показывающий, какой годовой процент полагается держателю. Курс тоже указывается в процентах. Если, предположим, бумагу с номиналом 100 долларов выпускают с купоном 5%, то это означает, что покупателю (по сути дела кредитору эмитента) причитаются в год 5 долларов (частями или единовременно).

Если курс облигации упадет, скажем, до 90%, то инвестор, заплативший при эмиссии 100%, при продаже потеряет на каждой бумаге 10 долларов. Именно это и будет происходить сейчас с датскими держателями белорусских бумаг. Зато покупатель выиграет дважды.

Он, во-первых, приобретет бумагу, которая самое позднее при ее погашении обеспечит ему курсовую прибыль в 10 долларов, ведь эмитент гарантирует стопроцентный возврат полученной суммы по истечении срока обращения (беларуская оппозиция после прихода к власти наверняка не повторит историческую ошибку Советской России, отказавшейся платить по царским долгам).

Во-вторых, покупатель будет получать на свое вложение более высокий процент, ведь купон остается неизменным, но 5 долларов годовых при реально заплаченных лишь 90 долларах – это уже существенно больше 5%. Иными словами, механизм действия облигаций таков, что чем ниже курс, тем выше доходность.

Доходность беларуских облигаций привлечет спекулянтов
Поэтому выпущенные в прошлом году белорусские евробонды со сроком обращения до 2026 года и купоном 5,875%, котировки которых, по данным Франкфуртской биржи, опустились сейчас примерно до 97,5%, обеспечивают доходность уже около 6,7%, а у облигаций до 2031 года с купоном 6,378% она составляет при курсе 93,5% порядка 7,6%. Для сравнения: сильно выросшая в последнее время доходность десятилетних гособлигаций США находится сейчас на уровне около 1,6%.

Понятно, что для не сильно оглядывающихся на общественное мнение и готовых рисковать инвесторов и спекулянтов беларуские облигации со столь высокой доходностью уже сейчас стали лакомым кусочком, и привлекательность этих бумаг по мере их массовой распродажи европейскими банками будет только расти. В результате евробонды могут оказаться в портфелях, скажем, американских хедж-фондов, и купонные выплаты Беларуси будут идти уже не клиентам датского фонда для пенсионеров с высшим образованием, а в карманы “акул капитализма с Уолл-стрита”. Или в Китай, что увеличит зависимость Минска от Пекина. Или в Россию, если сильно подешевевшие бумаги скупят российские госбанки.

На большую вероятность такого развития событий указал в беседе с DW и Даниэль Крутцинна. “Оказывать давление на крупные европейские банки, приверженные определенным моральным ценностям, и находящиеся под пристальным общественным наблюдением, достаточно легко. Их можно заставить распродать белорусские облигации, но тогда эти бумаги окажутся в руках других участников рынка, которые куда меньше находятся под контролем общественности, и на которых не распространяются строгие стандарты отчетности”, – предупредил эксперт.

Народное антикризисное управление меняет направление главного удара

В беларуской оппозиции, похоже, осознают нежелательность подобного сценария. Во всяком случае, в обращении Народного антикризисного управления к Raiffeisen Bank прямого призыва к распродаже беларуских облигаций уже нет, акцент смещен. НАУ пытается добиться признания того, что “выпуск еврооблигаций Беларусь-2026 и Беларусь-2031 был неправомерен и не должен был состояться. В этом случае у инвесторов появилось бы основание требовать досрочного погашения облигаций”.

Пока трудно оценить, насколько реалистичен с юридической и практической точек зрения план заставить Минск вернуть иностранным инвесторам взятые в июне 2020 года деньги, ведь такой вариант, по сути дела, сводится к аннулированию европейским регулятором своего прошлогоднего разрешения на эмиссию. Возможно, больше шансов на успех имело бы требование вернуть использованные не по назначению целевые кредиты ЕС.

Однако сам факт изменения “направления главного удара” Даниэль Крутцинна считает правильным шагом. По его мнению, основную ответственность за прошлогодний выпуск беларуских евробондов несут органы надзора за рынком капитала и правительства стран ЕС, которые “вовремя не среагировали на складывавшуюся в Беларуси ситуацию и не изменили рамочные условия”.

“Поэтому если беларуская оппозиция хочет сейчас оказать реальное давление на режим Лукашенко, ей следует продолжать отстаивать свои интересы в диалоге с руководством Евросоюза, США, Швейцарии и добиваться от Запада принятия не персональных, а экономических санкций наподобие тех, которым США подвергли Иран. Такие санкции касались бы банков и компаний не только из первого, но и из второго и третьего рядов – всех, кто будет заниматься бизнесом с Беларусью”, – подчеркнул эксперт.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...