Беларусы за границей лишены права голосовать на конституционном референдуме, который состоится 27 февраля.

Пресс-секретарь МИД Беларуси Анатолий Глаз объявил, что «традиционно доля голосующих за рубежом – менее 1%». И попробовал объяснить, почему беларуских граждан лишают права голоса.

Коронавирус, безопасность и недостаток персонала. Объяснения МИД

Вот цитата: «В Литве и Латвии ввиду действий наших соседей, например, в принципе нет достаточного количества персонала, чтобы обеспечивать работу участка. Многие посольства и консульства приняли решение не подвергать риску здоровье сотрудников и голосующих в связи резким изменением эпидемиологической обстановки в странах пребывания».

Или еще одна «причина», которую озвучил Анатолий Глаз:

«Во время предыдущей избирательной кампании в отношении членов избиркомов и работников загранучреждений поступали многочисленные угрозы, устраивались провокации и акции хулиганского и экстремистского характера.

Было бы очень наивно полагать, что руководители наших загранучреждений закроют глаза на вопиющие факты совершенно небрежного отношения ряда стран ЕС к своим обязанностям по обеспечению безопасности дипломатических представительств. С августа 2020 г. по декабрь 2021 г. совершено более 20 актов агрессии в отношении белорусских дипломатов, вандализма с повреждением зданий и имущества наших дипмиссий. Непосредственным нападениям подверглись дипломаты и загранучреждения Беларуси в Великобритании, Польше, Франции, Германии, Бельгии, Чехии, Украине, Литве.

И все это радикальные проявления, включая причинение серьезных телесных повреждений, поджог, порчу государственного имущества и так далее. Но самое главное: за редким исключением власти стран пребывания не привлекли к ответственности виновных. А порой даже и не разыскивали их».

Насколько состоятельными выглядят объяснения беларуского МИД? Поговорили с бывшим временным поверенным в делах Беларуси в Швейцарии, а сейчас старшим исследователем Центра новых идей Павлом Мацукевичем.

Государство расписывается в собственной несостоятельности

– Двоякое отношение к этой новости. С одной стороны, если исходить из того, что власти в Беларуси являются нелегитимными, то и все их мероприятия и кампании, включая электоральные, априори являются незаконными. Поэтому не все ли равно, что происходит с референдумом? Любое участие в нем – в формате голосования или порчи бюллетеня – является в таком случае легитимацией власти.

С другой стороны, если оставить за скобками легитимность, то следует говорить про обязательства государства перед гражданами. В данном случае в части реализации избирательных прав, а именно права проголосовать на референдуме. Отказываясь открыть избирательные участки за рубежом, государство расписывается в своей несостоятельности и неспособности обеспечить права всех беларусских граждан.

И тут не имеет совершенно никакого значения, о каком проценте голосующих идет речь — одном, двум или пресловутых трех. Государство просто обязано создать условия для реализации гражданами своих избирательных прав.

Понятно, когда участок не может быть открыт в стране, где идет война. Хотя и в предыдущие электоральные кампании не везде, где есть наши посольства, открывались участки, причем не только по причинам нестабильной ситуации. Например, насколько знаю, не создали избирательный участок на президентских выборах 2020 года в нашем посольстве в Японии. Беларусы, проживающие в этой стране, ставили вопрос, но так ничего и не добились.

Ссылка на малое количество граждан на консульском учете далеко не всегда оправдана. Где-то их действительно мало, но есть и другой момент. Беларусские граждане всегда с неохотой становились на консульский учет, особенно в западных странах: им казалось, что из посольства торчат уши КГБ и стать на учет — значит засветить себя для органов госбезопасности.

По своему опыту в Швейцарии могу сказать, что очень большая часть приглашений на выборы, которую мы рассылали нашим гражданам, состоявшим на консульском учете, возвращалась обратно, потому что по указанным адресам приглашения их не находили.

Прийти на избирательный участок в посольство и проголосовать могут не только граждане, состоящие на консульском учете. Это право любого беларуса с удостоверением личности. И неважно живет ли он в этой стране, приехал на день или следует транзитом. Хотя теоретически, когда летали самолеты, один и тот же человек мог утром проголосовать в Минске, чуть позже – в Варшаве, а к вечеру явиться на участок в Берне и затем пожаловаться в ЦИК, что ему удалось проголосовать трижды.

Беларусские дипломаты боятся диаспор

Самые многочисленные диаспоры у нас в соседних странах. С политического кризиса количество наших граждан за рубежом не просто увеличилось, а умножилось. Соответственно, потребность в избирательных участках только возросла.

Проблема тут в том, что с тех пор, как наше государство фактически ведет войну с собственными гражданами, дипломаты шугаются своих земляков за рубежом, а диаспора с опаской смотрит на посольства, считая их чуть ли не представительствами зла.

Печальным следствием этой национальной драмы и является лишение зарубежных беларусов возможности участия в сомнительном референдуме. Для тех, кто сомневался участвовать в нем или нет, это может быть и хорошая новость — дилемма разрешена.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...