Кремлевский блеф не удался (или удался только частично): выглядит так, что Россия сворачивает военное присутствие на украинской границе.

Об отводе российских войск из Беларуси и ситуации вокруг Украины поговорили с политологом Сергеем Марцелевым.

– Сложно сказать, готовил ли Кремль вторжение в Украину, но все логистические мероприятия провел. Было мобилизовано до 150 тысяч военнослужащих на трех направлениях, российские войска с территории Беларуси могли нанести удар по Киеву.

Демонстративный отвод воинских подразделений из Беларуси может означать как реальный отвод живой силы, так и ее ротацию. Следует помнить, что всегда остается возможность быстро ввести личный состав и оставить на территории Беларуси танки, тяжелые вооружения. Если, конечно, кремлевский замысел ведет к чему-то большему, чем просто масштабные учения, чтобы потом ударить по Украине с территории Беларуси.

Тем более, в Минске уже придумали для себя индульгенцию: якобы Беларусь собирается купить едва не всю военную технику, которая участвует в военных учениях. Такая реплика прозвучала, и с этим надо считаться.

– Налицо очередной шаг в многоуровневом блефе Путина?

– Любой блеф имеет верхнюю границу: требования должны либо выполняться, либо нужно отказываться от них. Сейчас очень похоже, что задуманное не удалось (или удалось только частично), во всяком случае, выглядит так, будто Россия сворачивает военное присутствие на украинской границе. Мы наблюдаем три стадии реакции: Кремль отступает, пытается сохранить лицо и оправдывается.

Игра на повышение ставок со стороны Вашингтона, который назвал конкретную дату вторжения российских войск в Украину, – 16 февраля, сработала. Байден утихомирил Кремль дипломатическим путем, не прибегая к силе. США, Великобритания и их союзники пока выигрывают в гибридной войне против России.

С другой стороны, некоторые политологи уже нашли аргументы и в пользу «победы» Путина: например, Украина декларировала решение судьбы ЛНР-ДНР дипломатическим, а не военным путем.

Сейчас перед Кремлем стоит вопрос: как дальше сохранить лицо? Такой шанс предоставляет возможность признания независимости ЛНР-ДНР в качестве независимых государств.

– Кстати, необходимость признания ЛНР-ДНР может стать еще одним ошейником для официального Минска. До сих пор не признаны Южная Осетия и Абхазия, не признано Приднестровье. Как Минск собирается выпутываться из ситуации?

– Крым признавать не надо – он имеет совершенно другой политико-правовой статус. Крым не стал протекторатом, он включен в состав России. Кстати, Лукашенко фактически согласился с аннексией Крыма.

Абхазию и Южную Осетию за прошедшие года признали только четыре государства, причем под давлением России: то ли за обещанные кредиты, то ли за другие коврижки..

А Приднестровская Молдавская Республика, в отличие от Абхазии и Южной Осетии, не граничит с Россией.

Лукашенко может воспользоваться традиционным политическим ходом – игнорировать требования признать ЛНР-ДНР. В политике (как во внутренней, так и на международной арене) он ведет себя как на базаре: зная, сколько могут дать, всегда повышает ценник. В форме торга Минск всегда выигрывал у Кремля (до сих пор). А в крайнем случае, если уж сильно прижмут с признанием ЛНР-ДНР, выдвинут встречные требования, которые изначально окажутся невыполнимыми.

Лукашенко и так зашел слишком далеко, фактически признав Крым российским. И если вообще пересечь красную линию, украинское политическое руководство этого не простят. Как мы видим, обострение беларусско-украинских отношений происходит и на экономическом фронте, например, речь идет о готовности украинской нефтехимии заменить Беларусь на своем рынке.

– Несмотря на заявления о выводе российских войск из Беларуси, уже пошли оговорки: мол, такое решение будем принимать „я и Путин”. Не пытаются ли в Минске заранее оправдать возможное задержание российских войск после учений?

– Российские войска в Беларуси – угроза прежде всего для Лукашенко. Россия ведь уже показала себя как не лояльный союзник: как она повела себя в 2020 году, взяв паузу с оказанием помощи, так и сейчас она может сменить гнев на милость и наоборот.

Думаю, Лукашенко и Путину стоит обсудить и международно-правовой фон, на котором проходили учения «Союзная решимость-2022», и ситуацию, связанную с маневрами российских войск по всему периметру украинской границы.

Безусловно, Лукашенко заинтересован узнать новые планы Кремля. Сейчас у него такая же роль, как и у Пескова: что не может или стыдиться сказать Путин, то проговаривает он. А все потому, что Беларусь практически утратила внешнеполитическую субъектность.

– То есть, нет информации о планах Кремля?

– В Минске вещают в соответствии с кремлевской пропагандой. Но ведь главные тренды могли отследить и самостоятельно. Как только начали рушиться фондовые рынки, а российский рубль стал стремительно снижаться, был подхвачен общий кремлевский тренд: зачем нагнетание, не будет войны… Не факт, что Кремль сообщает союзнику о своих планах.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...