Количественное доминирование режима все еще позволяет ему держаться на плаву.

Стараниями Лукашенко и его приспешников Беларусь погрузилась в оруэлловский мир – вымышленный, кривой, абсурдный. Тут белое выдают за черное и наоборот.

Что стоит за беспощадным словоблудием государственной пропаганды? Об этом Беларуская праўда побеседовала с философом, методологом Владимиром Мацкевичем.

-Какой арсенал использует беларуская пропаганда для оправдания действий официального Минска – внутри страны и на внешней арене?

-Все протестное движение, если верить пропаганде, инспирировано извне. Страна находится в кольце врагов, она находится в центре советской, славянской и прочей цивилизации против коллективного Запада. Именно так можно охарактеризовать доктрину официального Минска.

Центр содержательной пропаганды состоит в том, что Беларуси все спокойно, и только нанятые Западом деятели продают страну и национальные интересы. В ней много деталей, но суть именно в том.

-Почему все, кто не с Лукашенко, или против Лукашенко, объявлены фашистами и нацистами? Не просто врагами, не монголо-татарским игом или захватчиками с Марса, а именно фашистами?

 -У режима нет идеологии, нет четко выраженной позиции – политической либо идеологической. Поэтому используется ближайший этому режиму архетип, который кажется режиму (пропагандистам) безусловно позитивным, – борьба с нацистской Германией с 1941 по 1945 годы. Период с 41 по 45 годы выхватывается из контекста мировой истории, и подается так (ранее этого не было): Советский Союз, или форпост СССР – Советская Беларусь подверглась агрессии «коллективного Запада». По версии госпропаганды, весь западный мир напал на Советский Союз. И это в то время, как два года перед этим СССР выступал союзником Германии, а войну вели сначала Великобритания, потом подключилась Америка. Часть Европы была оккупирована, в том числе разделена между Советским Союзом и нацистской Германией, включая Прибалтику.

Сейчас пропаганда скатилась до откровенного искажения истории, но другой конфетки у них нет. Они не могут зацепиться за большевистскую, за классовую борьбу, за марксизм, не могут зацепиться за религию, потому что не понимают ее сути; они управляют социальным институтом – церковью, назначая своих ставленников и убирая неугодных, но религия как духовная инстанция для них совершенно чуждая. У них по сути нет ничего, кроме памяти о героизме времен войны.

Примерно в таком же положении находится и Россия. Но у нее есть преимущество перед беларуским режим – созданная за три столетия мифология величия России. Беларусь не может претендовать на статус великой державы, поэтому на первых порах правления Лукашенко пытался встроиться в российский нарратив, российский дискурс, чтобы претендовать на восстановление Советского Союза, не поддавшегося перестройке и демократизации, в качестве президента осколка СССР. Но когда этот план провалился, он стал отстраиваться от России. Теперь у него тяжелое идеологическое положение: он не может культивировать миф о великой России, поэтому остался только военный героизм, искажение истории про «коллективный Запад», который напал на Советский Союз; думаю, скоро дойдет до того, что одна Советская Беларусь противостояла коллективному Западу во время той войны, и теперь – как осколок ретроградной реваншистской империи, наверное.

-В том же свете надо рассматривать и другой популярный тезис: Запад развязал против Беларуси гибридную войну, а Лукашенко сотоварищи «боремся против этого зла как можем»?

-Это тоже самое, просто подается в разных формах. Беларусь является единственным форпостом. Вот только непонятно – форпостом чего? За этим не стоит ничего конкретного, кроме мифического победобесия.

-Почему же? «Беларусь — плацдарм в борьбе за богатства России», – заявил министр обороны Беларуси Виктор Хренин выступил на Московской конференции по международной безопасности.

-С некоторого времени я перестал следить за высказываниями конкретных лиц, потому что везде звучит ложь.

Сама риторика, которой пользуются пропагандисты, или говорящие головы режима, очень сильно привязана к тому месту, где произносятся слова. В России, в Москве на конференции по безопасности Хренин может говорить что-то, что греет душу россиянам. При том, что к России режим относится тоже очень настороженно, потому что понимает свою полную зависимость от российских ресурсов. С одной стороны, опираясь на российскую помощь, режим может противостоять Западу, а с другой стороны Россия эти же ресурсы может использовать для полного поглощения Беларуси, что будет означать уничтожение этого режима. При всей родственности путинского и лукашенковского режимов совместить их невозможно. Поэтому если Россия решится на аншлюс, углубленную интеграцию или рейдерский захват Беларуси, при таком раскладе места для Лукашенко и всей его верхушки не останется. Поэтому и юлят, крутятся, то делая реверансы в сторону России, то используя антироссийскую риторику.

-Как вы оцениваете уровень госпропаганды? Можно ли сравнить ее с чем-либо?

-В таких ситуациях срабатывает геббельсовский принцип, хотя в эпоху интернета и глобальных сетей не очень эффективен: количество вранья имеет значение. Пока режим может доминировать в информационном пространстве, он, несмотря на всю глупость, нелогичность, противоречивость пропаганды, продолжает господствовать. Количественное доминирование, наверное, является единственным преимуществом пропагандистской машины режима. Поскольку все-таки по степени влияния на умы, на сознание СМИ по-прежнему превосходят социальные сети, блогерские каналы информации, то количественное доминирование режима все еще позволяет ему держаться на плаву. Плюс, конечно же, сила, прямое насилие. На сегодняшний день насилие используется как подручное средство пропаганды. Кроме навязывания нелогичных штампов про войну, про противостояние коллективному Западу, идет запугивание и подавление: фактически все независимые СМИ, даже интернет-СМИ, ликвидированы, остались только не очень массовые – конкурировать таким составом с режимной пропагандой очень проблематично, почти невозможно. Как бы ни вскрывали глупость, нелогичность официальной пропаганды при таком количестве читателей, мы пока проигрываем информационную войну.

Сейчас маленькие независимые СМИ, блогеры, пишущие люди, которые пытаются влиять на информационную повестку, – это своеобразная крепость Моссад в древнем Израиле, противостоящая имперской агрессии. Это мы форпост против тотального наступления режима в отдельно взятой стране. Мы внутри страны, имея моральную поддержку всего цивилизованного человечества, находимся в осадном положении. Пока у нас хватает сил противостоять, но перейти в наступление мы пока не можем.

Глеб Юрин, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...