Беларусь может быть втянута в войну либо как логистическая база, либо как территория, с которой может осуществляться гибридная угроза.

Политическая судьба Лукашенко после августа 2020 года непосредственно связана с конфликтами. Подавление внутреннего протеста (преследование всех инакомыслящих, зачистка медиапространства и НГО), затем – принудительная посадка RayanAir, миграционный кризис, который иссяк только к новому году, ввод «миротворческих войск» ОДКБ в Казахстан.

И, наконец, новые беларуско-российские учения «Союзная решимость -2022».

Конфликты стали способом продления политического существования Лукашенко?

Беларуская праўда поговорила с доктором политических наук Павлом Усовым.

-Существует несколько параметров оценки ситуации, и прежде всего психологический аспект. Лукашенко после 2020 года необходимо демонстрировать проявление воли, даже абсолютно абсурдными решениями, чтобы компенсировать слабость и нерешительность во время президентской кампании. Единственной формой воздействия и проявления такой силы является физическая агрессия – как в отношении беларуских граждан, так и в отношении соседей. Лукашенко включился в глобальное противостояние на стороне России.

Лукашенко нужна психологическая компенсация за ущерб, нанесенный отказом большинства населения признавать его политическим лидером.

Лукашенко превратился в инструмент внешнеполитической игры России: и в противостоянии с Западом (миграционный кризис), и в насаждении российских стратегических и геополитических игр на постсоветском пространстве (например, ввод войск ОДКБ в Казахстан).

Лукашенко стремится создать атмосферу неуверенности и страха внутри страны, чтобы население предпочло жесткий авторитарный режим дальнейшему нарастанию военной угрозы. Милитаристская риторика Лукашенко – легитимность наоборот: уход Лукашенко неминуемо приведет к оккупации Беларуси либо со стороны Запада, либо к увеличение военного присутствия России. Лукашенко по сравнению с войной должен выглядеть как наименьшее зло, потому что в противном случае все будет гораздо хуже.

-Реакция мирового сообщества показала, что «Союзная решимость-2022» – это больше, чем просто военные учения.

-Обострение ситуации вокруг Украины, усиление агрессивной риторики в отношениях с Западом увеличивает угрозу гибридного конфликта с Украиной. Все это в совокупности меняет и характер, и содержание военных учений. Российские войска на территории Беларуси используются как фактор психологического давления на Украину, вынуждает ее перебрасывать войска, сконцентрированные на направлении наиболее вероятного удара, на беларуское направление. Разрыв обороны, растягивание сил на конкретном участке обороны как раз и происходит: вместо сосредоточения войск на Донбассе, на границе с Россией, Украина вынуждена перебрасывать часть войск на беларуское направление.

Даже если не будет прямого втягивания Беларуси в конфликт с Украиной, российские войска в Беларуси являются угрозой, на которую Украина должна реагировать. И реагирует, создавая слабости на более опасных направлениях. Потому что в сложившихся обстоятельствах удар может быть нанесен не только с юга, но и с севера. В любом случае провокации – единичные и даже масштабные – будут создаваться и далее, чтобы создавать слабости в украинской обороне.

Беларусь может быть втянута в войну либо как логистическая база, либо как территория, с которой может осуществляться гибридная угроза.

Если не произойдет открытого конфликта с Украиной, Россия в любом случае должна получить положительный эффект от бряцанья оружием. Если нынешнее противостояние не даст геополитических результатов, то действия России могут восприниматься как слабость, и Запад перестанет реагировать на шантаж России. Это приведет к разброду и шатаниям внутри российского общества: мы угрожали, мы обещали поставить всех на колени – так для чего все это делалось?

Россия как минимум должна получить положительный эффект – если не в виде принуждения Украины к определенным уступкам, то в виде превращения Беларуси в жертву противостояния с Украиной. Конфликт может повлечь разворачивание российской военной инфраструктуры, привести к появлению военных объектов вплоть до размещения российской военной базы и российского военного контингента в Беларуси. Либо, как вариант, появится совместная мобильная пограничная группа; формально пограничные войска РБ и ФСБ России могут создать пограничный батальон для охраны «союзных границ», что станет основой интеграции пограничных войск Беларуси в российскую ФСБ.

Формат гибридной оккупации, гибридного подчинения России становится все более вероятным.

-Как «Союзная решимость-2022» уже изменила статус Беларуси?

-Зенон Позняк назвал прибытие российских войск оккупацией Беларуси и назвал цифру в 80-100 тысяч российских военнослужащих, которые прибывают в Беларусь. Лукашенко в своем ответе, назвав слова Позняка чуть ли не блефом, никаких конкретных цифр не назвал. Что нелогично в том случае, когда человек хочет опровергнуть своего оппонента. До сих пор ни Лукашенко, ни Минобороны РБ не назвали ни конкретную цифру российских войск, ни рассказали о характере военных учений.

Основная группа российских военных представляет Дальневосточный военный округ – впервые в военных учениях не принимают участия военнослужащие Западного военного округа, который считается интегрирующим в региональной группировке войск. Следовательно, речь идет об учениях российских войск на территории и Беларуси вне прописанных соглашений.

Неизвестно, какое количество беларуских военнослужащих, за исключением сил спецопераций, принимает участие в учениях.

Все это позволяет говорить о том, что идут военные учения Вооруженных сил РФ на территории Беларуси, которая постепенно превращается в своеобразный полигон.

Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...