Введение российского рубля – максимальная мера экономического контроля, то есть, утрата значительной части суверенитета Беларуси.

Дмитрий Медведев повторил «интеграционный ультиматум», адресованный Лукашенко: экономическая интеграция вплоть до введения единой валюты.

Впервые тогдашний премьер-министр РФ Медведев поставил Лукашенко перед этим выбором еще в декабре 2019 года. Президентские выборы с масштабными фальсификациями и зашкаливающим уровнем насилия в Беларуси наступят после 9 августа 2020 года.

Положение Лукашенко кардинально изменилось. Сможет ли сейчас, как и в декабре 2019-го, Лукашенко заболтать «интеграционный ультиматум»?

На вопросы Беларускай праўды ответил аналитик Беларуского института стратегических исследований (BISS) Вадим Можейко.

– Кремль решил, что ослабленного Лукашенко можно брать голыми руками?

– Мне кажется, усиление интеграционной риторики со стороны России – это ожидаемое явление. Из-за своих политических проблем беларуское руководство оказалось в плену российского вектора «дружбы». Вся внешняя политика, которую долгие годы пытались диверсифицировать, завязана на Россию: после 9 августа 2020 года Россия из главного врага превратилась в главного друга. Достаточно очевидно, что Россия будет использовать нынешнюю ситуацию для давления на Лукашенко. Мы уже увидели давление на экономическом направлении: рост, пусть и небольшой, цены на газ, давление на Беларусь с целью переориентировать экспорт нефтепродуктов с балтийских портов на российские.

Политическое давление – составляющая часть общего давления, в свете которого заявление Медведева выглядит вполне логичным. Беларуские власти сами породили проблему, а российские власти просто пользуются моментом.

-«Вплоть до единой валюты» – это максимальные пожелания Кремля?

-Для Кремля главное – максимальный контроль над Беларусью. Введение российского рубля – максимальная мера экономического контроля, то есть, утрата значительной части суверенитета. Беларусь интересна России не просто как присоединенная территория, а как зависимое государство с марионеточным правительством, которое бы выполняло пожелания Кремля и голосовало за Россию в ООН.

Для России это – задача-максимум. Естественно, Медведев говорит то, что выгодно России. Вопрос только в том, почему беларуские власти не защищают страну и не делают то, что выгодно Беларуси? Ответ у нас перед глазами: власть неспособна наладить отношения с Западом из-за фальсификаций и насилия. Лукашенко все глубже увязает в ловушке и не видит выхода.

-Сейчас у обескровленного Лукашенко, целиком и полностью завязанного на Россию, есть шансы отбиться от навязчивого «союзника»?

-Шансы есть. Лукашенко прекрасно понимает, что утрата суверенитета означает утрату его власти, а своей властью Лукашенко делиться ни с кем не готов; если мы что-то и знаем о Лукашенко, так это. Несмотря на алармизм, который мы слышим десятилетиями, что Лукашенко «агент Кремля» и его мечта – сдать беларуский суверенитет, так почему он до сих пор его не сдал? Именно потому, что власть, абсолютная власть над этим «клочком земли», как он любит выражаться, абсолютная власть над Беларусью – это основа его мироощущения. Поэтому Лукашенко будет до конца барахтаться, что-то выторговать у России и при этом не уступить своей власти. Сейчас ему особенно трудно, и с каждым днем он будет терять поле для маневра.

 -«Сейчас там (в Беларуси) немножко другая ситуация, нужно чтобы они нормализовали в целом ситуацию внутри страны». Зачем Медведев сделал такую оговорку?

-Россия естественно внимательно следит за развитием ситуации в Беларуси. Очевидно, что в феврале 2021 года ситуация уже не такая, как в августе 2020-го, за полгода ситуация несколько утратила остроту. Россия видит, что ситуация несколько успокоилась, но далека от пресловутой беларуской стабильности, Лукашенко под давлением улицы не уходит завтра, но это совершенно не значит, что он вернул контроль над страной и симпатии народа. В такой ситуации Лукашенко – очень шаткая ставка для России: России нужно, чтобы ее интересы в Беларуси представляла власть, признаваемая народом легитимной. Для дельнейшего продвижения интеграции России нужно, чтобы ситуация в Беларуси успокоилась. Но способен ли Лукашенко на это? Пока выглядит, что не очень.

-Но именно Лукашенко и саботирует российскую идею «конституционной реформы».

-Мы видели, что в декабре 2019 года Лукашенко использовал антиинтеграционные протесты в Минске на переговорах с Путиным. Использовать протесты своих противников в собственных интересах – это Лукашенко тоже иногда умеет.

Георгий Громов, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...