Лукашенко, заявив про декрет на случай его смерти, сам сказал о возможности своей смерти уже не вскользь, а серьезно. И тем самым снизил психологическую блокировку в головах своих сторонников, предпочитающих не выходить даже мысленно из комфортной картины мира и бытия, не допускающая даже мысли о том, что Лукашенко смертен, что придется жить без «бога», без привычной картины мира.

17 августа 2020 года работники МЗКТ крикнули на встрече с Лукашенко «уходи» и это показали по телевизору (в интернете было и с более ёмкими словами). Так началась десакрализация Лукашенко среди его сторонников и «неполитических». Из батьки (не по наименованию, а по отношению), небожителя, вышебога, Главы государства он начал превращаться в хоть и высокого ранга, но чиновника – как и все.

Продолжил это дело уже сам Лукашенко. В своих речах он резко сузил электоральную базу – от народа до силовиков и лишь части вертикали, базис воздействия на которых был – я уйду, вас будут резать. Задача любого политика, для обеспечения своей успешности, – формирование будущего или хотя бы заявления. Даже если они и невыполнимы, как по 500 или 1000 долларов средней зарплаты уже не помню в какой пятилетке, и т.п. Сейчас он будущего не предлагает, все только в прошлом: война вторая мировая, война гибридная и т.п., хотя и заявляет о своей победе. В длительной перспективе народ подсознательно отходит от политика, не дающего установок на будущее.

И сегодня он сделал, пожалуй, самое главное. Подавляющее большинство его сторонников, «неполитических», тех, кто считает, что при нем плохо, но без него будет хуже, реально живут без понимания того, что он смертен. То есть у таких людей, предпочитающих не выходить даже мысленно из комфортной картины мира и бытия, как некая психологическая блокировка стоит в голове, не допускающая даже мысли о том, что Лукашенко смертен, что придется жить без «бога», без привычной картины мира. И сегодня Лукашенко, заявив про декрет, который предназначен на случай его смерти, эту блокировку заметно ослабил, сам сказал о возможности своей смерти уже не вскользь, а серьезно.

Информационная подача декрета рассчитана была на формирование как раз восприятия среди сторонников, что все будет стабильно (хотя суть декрета в другом). Но тут все равно включатся механизмы мышления и опыта: мышления в части что реально что-то может измениться и надо бы что-то делать, опыта – в части восприятия прихода к власти военных в период путча СССР, в странах Африки и других, о которых советские и постсоветские граждане слышали неоднократно. Такой приход военно-политической компании вряд ли на подсознании обеспечит у кого-то уверенность в стабильности после смерти Лукашенко. Да и во время жизни тоже. Если раньше слухи про диабет, катетеры и прочие проблемы со здоровьем Лукашенко, а также про некие сговоры и противостояние групп тех, кто занимает высокие посты при нем, воспринимались не особо среди обозначенной аудитории, то сейчас такая информация гораздо легче будет входить в их разум, благодаря снижению блокировки, о которой писал выше.

Егор Лебедок

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...