Парадокс: в условиях тотального запрета, когда садят в тюрьмы, когда происходит геноцид народа, тогда возрастает потенциал культуры, потенциал искусства.

Алексей Кузьмич покинул Беларусь в начале осени 2020 года. Художник получил информацию, что на него «собираются сфабриковать уголовное дело по статье, связанной с порнографией».

«Я уехал из Беларуси. Не хотел покидать государство, социально-политический контекст которого использую как материал для своего искусства, но так сложились обстоятельства», — написал Алексей Кузьмич.

9 августа 2020 года на избирательном участке в минской школе № 44 Алексей Кузьмич провел акцию: вышел из кабинки для голосования в набедренной повязке, а на груди повесил бюллетень, на котором был нарисован фаллический символ.

Таким Алексей Кузьмич вышел из Окрестина, куда его забрали после акции на избирательном участке

Как складывается судьба художника за границей? Беларуская праўда дозвонилась к Алексею Кузьмичу во Францию.

-Я перемещаюсь из страны в страну: два месяца находился в Германии, потом месяц в Черногории, в резиденции Марата Гельмана, известного галериста, сейчас снова приехал во Францию, то есть, здесь уже не первый раз. За полгода, которые я уехал из Беларуси, я побывал в шести странах. Не сижу в одном месте, а перемещаюсь из страны в страну.

-Ваш путь лежит туда, где находите заказчиков?

-У меня никаких заказчиков нет, ни на кого не работаю. Где появляется возможность то пожить, то поработать, то побыть в спокойной обстановке, я использую такую возможность. У меня нет одного конкретного места, где я могу пересидеть нынешний кризис в Беларуси. Поэтому мне приходится перемещаться.

-Свое место за границей пока не нашли?

-Почему не нашел? Возможно, как раз-таки и наоборот: не заплесневел в каком-то из них.

Я получаю очень хороший опыт: путешествия, общение с людьми, знакомства с различными контекстами, с ситуациями, – я не зациклился на чем-то одном, как было раньше. Прежде я сидел в Беларуси и варился в местном локальном контексте, сейчас я имею доступ к различным культурам, к мультикультурализму, к общению с совершенно разными категориями людей – это очень интересно и внесет серьезное дополнение в мой бэкграунд.

-Вы собираетесь осесть за границей или все-таки готовитесь вернуться?

-Сейчас, если я вернусь, это прямая дорога в тюрьму. Собственно, я и уехал, чтобы в ней не сидеть. Поэтому на данный момент я вернуться не могу, даже если и сильно хочу. Естественно, я собираюсь вернуться, я не планирую получать политическое убежище или пробовать устроить свою жизнь в эмиграции. Вернуться, конечно, хочу, но на данный момент такой возможности не имею.

…Получается парадокс: в условиях тотального запрета, когда садят в тюрьмы, когда происходит геноцид народа, тогда возрастает потенциал культуры, потенциал искусства. Я думаю, потенциал беларуского искусства большой, оно на самом деле только начинает свое развитие. И в дальнейшем, надеюсь, мы увидим его в мировом контексте, а не только в контексте противостояния Лукашенко как некоему сексуальному образу, вокруг которого крутится не только беларуское искусство, но и беларуская политика и Беларусь как страна. Без Лукашенко мы не видим Беларусь. Как только Лукашенко уйдет, хотелось бы, чтобы после него осталось независимое беларуское искусство, которое не будет концентрироваться на этой персоне, а пойдет своим независимым путем и войдет в мировой контекст.

Глеб Юрин, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...