И можно ли примирить два общества в одной Беларуси?

Эксперты британского центра Chatham House провели очередное социологическое исследование. Согласно ему, стало понятно соотношение сторонников перемен и приверженцев Лукашенко. Однако самым важным оказалось понять, насколько эти группы могут пересекаться между собой и можно ли прийти к согласию?

Отметим, что опрос проводился с 23 июля по 3 августа 2021 года среди городских жителей через онлайн-панель.

Так, по данным исследования, 36% респондентов являются сторонниками протеста. Приверженцев Александра Лукшенко меньше — их 28%. Впрочем, есть и немалая группа тех, кто посередине. Так называемые нейтралы или «наблюдатели», составляют 36%, пишет “Салідарнасць”.

Более того, приверженцы протеста и приверженцы Лукашенко, как показал опрос, не всегда осознают размеры друг друга. Последние, например, склонны преувеличивать свой удельный вес в обществе примерно в два раза, то есть они считают, что составляют две трети общества.

Более того, исследование показало, что люди, которые относятся к протестной среде, и так называемые приверженцы Лукашенко — живут в разных информационных пространствах.

— Очень важно было зафиксировать, что мы живем в пузырях. Потому что часто информационные стратегии построены на том, что чем больше мы будем говорить, тем больше нас услышат, а это в принципе не так, — поясняет в интервью Еврорадио сотрудник Chatham House Григорий Астапеня. — Но получается, что люди, которые живут в своем информационном пузыре, ничего там не слышат. Есть те, кто смотрит ОНТ, СТВ, что-то более нейтральное, кто-то в Беларуси пользуется Яндекс Дзеном, где часто представители протеста недопредставлены.

Все это необходимо понимать, чтобы Беларусь могла как-то развиваться, строить национальный консенсус и каким-то образом выходить из этого политического кризиса. Мы должны осознавать, что то, что мы считаем правдой, не обязательно считает правдой другая часть беларуского общества. И чтобы это изменить, надо разговаривать с этими людьми иначе, чем мы говорили до этого, — поясняет эксперт.

Однако насколько можно достучаться и довести свою позицию друг до друга, если мы говорим на разных языках?

— Мы увидели, что уровень токсичности, уровень непринятия один одного достиг такого уровня, что достаточно сложно представить себе, как бы мог выглядеть диалог между разными сторонами. И вообще есть ли им о чем говорить в случае контакта, — отмечает Астапеня.

Если мы говорим, что розные общества не встречаются, мы имеем в виду в первую очередь сферу потребления информации. С другой стороны, люди между собой встречаются и социализируются, Мы должны понимать, что среди приверженцев Лукашенко, среди тех, кто в системе, есть люди, которые способны говорить.

К сожалению, там есть и те, кто любит Сталина, или те, которые выступают за репрессии, считая это нормальным. Но есть и другие. И важно думать, каким образом с этими людьми можно договориться, понимая, что они живут в ином информационном пространстве.

Более того, и со стороны приверженцев протеста есть много расхождений по разным вопросам. То же отношение к санкциям или даже бело-красно-белому флагу.

— Вряд ли все это разнообразие привело нас к сегодняшней ситуации. Но мы видим, что следует учитывать и это разнообразие, — отмечает социолог. — Но как бы там ни было, ясно одно: несмотря на все это разнообразие большинство беларусов хотят ухода Лукашенко.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...