«Пульса Ленина-19» разбирается в миграционной ситуации на наших западных границах, и стоит ли она своего шума.

Не стану пересказывать историю и хронологию этого миграционного кризиса, ему уже посвящена целая статья на Википедии. Попробую прояснить основные вопросы, связанные с ним.

«Басмачи» прилетели: откуда в Беларуси мигранты

Беларуский маршрут никогда не являлся миграционной «Меккой». Во-первых, потому что добираться нужно самолетами и необходимо получить беларускую визу, а это уже изыски, доступные избранным. Во-вторых, потому что граница Беларуси со странами Европейского союза сравнительно хорошо обустроена (за деньги ЕС) и контролируется, а через ушко иголки, как известно, легко пролазят только нитки.

“Контролируется” — это ключевой пункт во всей этой истории, потому что она как раз начинается с того момента, когда беларуские власти снимают контроль в ответ на ужесточение санкций. Насчет природы этого решения существует несколько мнений (заставить отменить санкции, принудить к переговорам). Я склоняюсь к наказанию соседей, а точнее мести им, как основному мотиву. Это в характере власти.

Литва, Польша, Латвия выступают транзитными странами, целью миграции являются государства Западной и Северной Европы. Переброска мигрантов из стран Ближнего Востока и Африки через Беларусь в ЕС — серая криминальная зона, в которой задействованы лица во всех странах. Есть расследования миграционных схем, но прямых доказательств криминального участия в них конкретно беларуских властей пока нет. Режим (милиция, пограничники, КГБ) этим схемам на своем беларуском отрезке не препятствует, широко закрыв глаза. И это не скрывается.

Беларусь сейчас официально налаживает туристические потоки из стран, граждан которых мало кто в мире у себя ждет. Ирак в их числе и иракцы едут в Беларусь вполне легально, купив турпоездку и визу (вероятно, на каких-то упрощенных условиях).

В эту канву ложится и сентябрьский указ Лукашенко, которым гражданам Египта, Иордании, Ирана, Пакистана и ЮАР с середины октября предоставляется возможность наравне с большой группой стран (преимущественно развитых) посещать Беларусь без виз до 30 дней. С нюансом, правда: в их паспортах должна иметься обкатанная шенгенская виза, а на руках авиабилеты обратно. Причем теперь безвиз распространится не только на Национальный аэропорт Минск, но и региональные (привет, Багдад-Брест).

Миграция через Беларусь уже не капля в Средиземном море, но еще не накапала на кризис в масштабах всего ЕС. С января по июль текущего года было зафиксировано свыше 82 тысяч случаев незаконного пересечения границ Евросоюза. На долю границы Беларуси с Литвой в июле пришлось более 3 тысяч эпизодов, с Польшей — около 180, а с Латвией — 200. Для сравнения на центрально-средиземноморский маршрут в июле выпала самая высокая доля незаконных пересечений границ — 7,6 тысяч, начиная с января по июль на этом маршруте зафиксированы 30,8 тысяч случаев. Далее по значимости следуют маршруты через Западные Балканы —22,6 тысяч и в регионе Восточного Средиземноморья — 9 тысяч.

Не подлежит возврату: что не так с позициями сторон

Депортация мигрантов в Беларусь невозможна потому, что беларуская сторона заморозила соглашение о реадмиссии, по которому обязана была бы их принимать. В таком случае Литва или Польша должны возвращать этих лиц домой — сирийцев в Сирию, иракцев – в Ирак, камерунцев — в Камерун.

В этих условиях Литва стала разворачивать мигрантов от границы обратно и те направились в Польшу и Латвию. С начала августа перейти беларуско-польскую границу вне пунктов пропуска пытались 9,4 тысяч человек. 1,2 тысяч мигрантов были задержаны, остальных поляки развернули обратно (самые актуальные данные есть тут). Польские и литовские власти рекомендуют мигрантам обращаться за убежищем в свои посольства в Беларуси, что выглядит как соломоново решение проблемы передвижения границы миграционного кризиса в Минск, но непонятно, как его реализовать.

Во-первых, потому что польское, и литовское диппредставительства в Беларуси были радикально сокращены — рассматривать ходатайства банально некому. Во-вторых — никто и ничто, включая «гибридную агрессию», не отменяет обязательств государств в сфере защиты прав мигрантов — как национальных, так международных. Согласно последним, беженцев (а они среди мигрантов есть) нельзя наказывать за то, что они выбрали способ нелегального пересечения границы.

Международная организация по миграции и Управление верховного комиссара ООН в один голос заявляют, что лица, ищущие убежища, и мигранты не должны использоваться государствами для достижения политических целей. Политические разногласия по поводу ответственности никогда не должны приводить к гибели людей или утрате государствами своих международных обязательств. Основная ответственность за защиту уязвимых людей должна быть разделена между государствами в духе солидарности. Таков справедливый вердикт специализированных международных структур.

Официальный Минск использует эти заявления международных организаций для напрасного натравливания на соседей правозащитников, а те апеллируют к рукотворности кризиса и, не желая уступить давлению, отодвигают права мигрантов на второй план. И в этом смысле эта ситуация не красит ни одну из сторон конфликта.

При этом сама ситуация как минимум не уникальна. Миграционный шантаж в той или иной форме случается даже в благородных семействах. Самый свежий пример — перепалка в начале сентября между Францией и Великобританией. Еще в июле Лондон пообещал Парижу 75 млн долларов США за двукратное увеличение французских патрулей в Ла-Манше для противодействия попыткам мигрантов добраться до Англии. С того момента англичане задержали на побережье 3,5 тысяч незаконных мигрантов, в связи с чем Лондон решил разворачивать лодки обратно к французским берегам. «Франция не приемлет ни действия, идущие вразрез с морским правом, ни финансовый шантаж. Обязательства Великобритании должны соблюдаться. Дружба между нашими странами заслуживает большего, чем попытки вставать в позу, подрывающие сотрудничество наших служб», — так в твиттере описал содержание своей беседы с британским коллегой министр внутренних дел Франции.

Суть урегулирования миграционного кризиса на границе с Беларусью лежит в этой же плоскости — в возобновлении миграционного взаимодействия стран и служб. Но пока что соседи Беларуси, глядя на примеры в других государствах, начали возводить стену, словно конфликт будет длится вечно и не закончится даже после Лукашенко. Польский вариант предполагает высоту 2,5 метра, литовский — 4 метра и протяженностью 400 и 500 км соответственно.

Во многих умах она, вероятно, уже возведена и это может быть крепче бетона. Стена — это штука не на год и не на пять и означает еще один барьер между нами и европейской семьей, к которой мы принадлежим.

Пусть Лукашенко сто раз не прав, но для Беларуси строительство границы миров ничем хорошим точно не является.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...