С диктаторами можно успешно обсуждать любые темы, кроме их власти. Если четко сформулировать переговорную повестку и конкретизировать ее, не ставя недостижимые цели (например, проведение новых президентских выборов), можно добиться и положительных сдвигов. Задача номер один сегодня – освобождение тысяч заключенных, которые находятся в тюрьмах.

Нормальные отношения с Западом – это и безопасность Беларуси во всех смыслах, и безопасность самого беларусского режима.

6 апреля Владимир Макей отправляет руководству Евросоюза призыв отменить санкции и предложение «давайте жить дружно».

7 апреля Лукашенко делает странное заявление, что переговоры по Украине должны проходить обязательно с участием Беларуси (позже Владимир Макей уточнил – при участии Александра Лукашенко).

12-13 апреля на дальнем Востоке Лукашенко с Путиным обсуждают успехи космонавтики и запуск беларусского космонавта.

А 14 апреля руководство страны вводит безвизовый режим сроком на один месяц с Литвой и Латвией.

Мы попросили бывшего дипломата и старшего аналитика Центра новых идей Павла Мацукевича помочь разобраться в хронологии событий апреля. Но разговор получил неожиданный поворот.

– Я бы все-таки разделял заявления на публику и реальные шаги. Очень часто публичные заявления политиков расходятся с конкретными делами, в беларусском случае – особенно.

Обещал, что с беларусской стороны на украинскую ничего другого, кроме тракторов не придет, но позволил использовать территорию Беларуси для нападения на Украину один и тот же человек. Это обещание и действие противоречат друг другу, но органично в нем уживаются.

Беларусские власти заинтересованы в восстановлении диалога с западным миром, но в реальности они очень сильно зависят от России. Причем уже можно всерьез рассуждать о том, насколько лет, месяцев или даже дней этой независимости осталось.

Тем не менее такое положение дел не устраивает и саму беларусскую власть.

Все попытки развивать отношения с Азией, Африкой и Латинской Америкой – это ведь не только попытка компенсировать потерю западного вектора, но и способ разнообразить внешние контакты и таким образом снизить свою зависимость от России.

Конкретные шаги – облегчение визового режима на месяц с двумя странами – я бы не рассматривал как политические заигрывания с Западом. Это сигнал жителям Литвы и Латвии: как мы все успели заметить, Лукашенко больше не шлет официальных поздравлений лидерам западных стран – он апеллирует напрямую к народам этих стран. И в этом смысле адресатом безвиза являются обычные литовцы и латыши – у многих есть родственники и дела в Беларуси. Тех из них, кому нужно было в Беларусь, порадует такой шаг.

Поскольку речь идет о людях, лично я приветствую его тоже. Исправит ли он положение, спасет ли экономику? Конечно же нет.

– Запад заметит сигналы, посылаемые официальным Минском?

– Их мало. Безвиз на месяц с двумя странами – вообще ни о чем; сомневаюсь, что безвиз со всеми странами ЕС на все время вряд ли спасет положение.

В свое время Запад приветствовал введение одностороннего безвизового режима на 30 дней для пребывающих в Беларусь через национальный аэропорт Минск. Но тогда ситуация была другая: активно велся диалог, поэтому безвиз хорошо вписывался в контекст нормализации отношений.

Сейчас ситуация кардинально иная. Одного письма Макея о том, что все плохо, опасно и вредно для обеих сторон и региона, уже мало. Владимир Макей за полтора последних года растерял доверие, которым безусловно пользовался у западных коллег раньше. Растерял тем, что поддержал режим – и риторически, и фактически, взяв на себя функцию адвоката дьявола, а также заявлениями, которые не сбылись — например, о выводе российских войск с территории Беларуси после учений «Союзная решимость-2022».

С другой стороны,

сейчас звучат мнения, что Запад уже ничего не ждет от официального Минска, и я их не разделяю. Думаю, что от беларусских властей ждут конкретных действий.

На это указывают контакты западных лидеров с первыми лицами Беларуси — созвон президента Франции с Лукашенко сразу же после начала войны и недавний разговор президента Швейцарии с Макеем.

Возможности для диалога с Западом существуют. Но чтобы они действительно начались, беларусским властям нужно продемонстрировать, так сказать, жесты доброй воли — например, освободить хотя бы часть людей, находящихся в тюрьмах.

Многое зависит и от правильных акцентов Запада. Скажем, Ангела Меркель, набирая Александра Лукашенко в 2021-м, посвящала свои звонки миграционной проблеме. И как бы там ни было, после ее звонков проблема на границе сдулась. Во всех тех эпизодах, когда лидеры западного мира контактировали с Минском по конкретным «подъемным» вопросам, они успешно решались. После соответствующих контактов США, Ватикана, Израиля и Швейцарии были освобождены из тюрем конкретные граждане, в Беларусь смог вернуться архиепископ Кондрусевич.

Если правильно определить повестку, не включать в нее нереалистичные цели, как например новые выборы, а в актуальных беларусских реалиях это тупиковый вопрос, то можно получить положительный результат.

На мой взгляд, тема номер 1, которую нужно решать здесь и сейчас, освобождение людей из тюрем.

– Что заставило официальный Минск снова заговорить о возобновлении диалога с Западом?

– Я думаю, Минск и не отводил своего взора от Запада, просто стесняется в этом признаться. Повторюсь: надо отделять риторику от реальной ситуации. Нормальные отношения с Западом – это безопасность и Беларуси во всех отношениях, и безопасность самого режима. Не должно быть дела до интересов правящего режима, но если искать выход из тупика, то легко прийти к выводу, что Запад является противовесом и не дает и режиму попасть в полную зависимость от России. Зависимость от России, которая только усиливается, превращает Лукашенко марионетку. Не думаю, чтобы такая роль могла устроить любого из диктаторов.

Опять же есть мировой опыт, и он показывает, что с диктаторами можно обсуждать любые темы, кроме их власти. В свое время, как только глава Ливии убедился, что давление США не ставит целью смену режима, пошел на уступки и выполнил требования — они не касались его власти.

Если определить напряженные (таким режимам нельзя давать расслабляться), но досягаемые цели – успех возможен.

Проведение новых выборов как цель была актуальна в сентябре 2020-го, когда Беларусь кипела и режиму было жарко, но на календаре уже апрель 2022-го, и след всенародного уличного протеста давно простыл. Обстоятельства изменились, а линия демсил — нет, упрямо и безуспешно гнется дальше, живет как вещь в себе. Нахождение тысяч людей в тюрьмах никак не укрепляет демократическое движение, муки политзаключенных не решают ни одной демократической задачи. Решив эту проблему, можно двигаться к другим.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...