ЦИК засекретил списки членов участковых комиссий в нарушение ст.34 Избирательного кодекса. В госоргане заявили, что не стали обнародовать имена участников комиссий «в связи с обеспечением их безопасности».

О том, какие последствия может иметь эта инициатива и чего можно ждать от властей в этом направлении в ближайшее время, Филину рассказал академический директор BISS Петр Рудковский.

— Накануне появления сообщения о засекреченных списках члены избиркомов организовали акцию «Мы не боимся». И вот эта новость об обеспечении безопасности. О чем это говорит?

— Объяснение этому дано уже давным-давно: «Всякий, кто делает зло, Свет ненавидит и не идет к Свету, чтобы не стали известны злые его дела. А кто творит добро, — идет к Свету, чтобы видны были дела его» (Евангелие от Иоанна 3:20).

Чем больше зла и фальши, тем меньше открытости и прозрачности. Это железная закономерность, известная с древних времен.

— Доверие многих беларусов к деятельности ЦИК и без нововведений было, судя по независимым опросам, невысоким. Какой отклик в обществе может вызвать такая забота о членах избиркомов?

— Парадоксально, но после тотальной зачистки гражданского общества режим начинает сам себя демаскировать. В такой ситуации нет лучшего способа показать, что что-то не так с референдумом, как засекретить списки избирательных комиссий.

Можно написать десятки статей о фальсификациях или страхах представителей режима, но они будут доступны очень узкой аудитории. А тут сами власти, аналогично, как и в случае с «тайной инаугурацией», отказываются от проведения голосования за границей, засекречивают списки комиссий — и тем самым посылают широкой аудитории очень четкий сигнал: «Мы вас (граждан) боимся», «Мы слишком слабые, чтобы мобилизовать членов комиссий действовать по нашему сценарию».

— На референдуме не смогут проголосовать беларусы, которые находятся за границей. Теперь мы имеем засекреченных членов комиссий. Чего еще можно ждать в ситуации, когда «не до законов»?

— Я не знаю, чего можно ждать. Но видно, что режим, и Лукашенко в частности, находится в плохом состоянии. По мере интенсификации репрессий его страх не уменьшается, а наоборот — растет.

И неудивительно. В обществе количество противников значительно превосходит количество сторонников. Сторонники в основной своей массе инертные и слабо мотивированные, а противники настроены решительно.

Есть изоляция и на международной арене — до той степени, что даже в Пекин оказалось невозможным полететь на Олимпийские игры. Союзническая Армения и авторитарный Узбекистан жестко поставили Лукашенко на место, когда тот попытался высказаться о геополитическом будущем этих стран.

Начинают сказываться западные санкции. Но самое худшее — это перспектива остаться наедине с Кремлем, которого Лукашенко боится больше, чем Запада, но в этот раз он даже не может себе позволить выговориться.

Поэтому, к сожалению, могут быть и новые «сюрпризы»: страх автократа выливается, как правило, в серию неадекватных решений.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...