Россия предпочитает иметь дело с предсказуемым Лукашенко, чем новую политическую реальность, когда в Беларуси не с кем будет разговаривать.

24 ноября 1996 года прошел конституционный референдум, который развернул Беларусь на путь авторитаризма.

Осенью 1996 года в Беларуси разразился политический кризис: Верховный Совет объявил импичмент президенту страны, а последний инициировал конституционный референдум. В ноябре в Минск с миротворческой миссией прибыла российская делегация в составе председателя Госдумы РФ Геннадия Селезнева, председателя Совета Федерации Егора Строева, премьер-министра Виктора Черномырдина. Именно они стали гарантами компромиссного «Соглашения президента и Верховного Совета об общественно-политической ситуации и конституционной реформе в Республике Беларусь», которое не утвердил Верховный Совет стараниями пропрезидентской фракции «Согласие».

Россияне приехали миротворцами, но в результате сыграли на руку Лукашенко: 24 ноября прошел конституционный референдум, по итогам которого он распустил Верховный Совет 13 созыва. Беларусь свернула на рельсы авторитаризма.

Бывший руководитель фракции коммунистов в Верховном Совете, ныне – председатель Беларуской партии левых «Справедливый мир» Сергей Калякин по просьбе Беларускай праўды вспоминает обстоятельства тех драматических событий. И проводит параллели между кремлевской политикой 25-летней давности и сегодня.

-Это были очень драматические события, и очень неоднозначные. На мой взгляд, они стали судьбоносными для развития Беларуси. Возможно, если бы не подписанные соглашения, а то произошло после них. Возможно, Республика Беларусь совершенно по-другому развивалась. Тогда Лукашенко и его сторонникам удалось завалить соглашения, которые были подписаны ночью. Верховный Совет их не утвердил, что развязало руки Лукашенко для дальнейших действий: он провел конституционный референдум.

Надо понимать, что подписанию соглашения предшествовало подписание указа Лукашенко об отмене обязательного референдума по Конституции. Сначала ночью он подписал указ об отмене референдума, а потом уже соглашения, по которым нужно было создавать конституционную комиссию, а затем принимать Конституцию. А по действующему тогда законодательству Конституцию должен был принимать Верховный Совет. Какую бы Конституцию принял Верховный Совет, мы не знаем, но скорее всего, не принял бы ту Конституцию, которую Лукашенко удалось провести через референдум.

Так получилось, что президентская фракция «Согласие» заблокировала подписание соглашения, ее поддержали фракция «Гражданское действие», ряд независимых депутатов. Фактически это привело к тому, что эти соглашения так и не вступили в действие. Лукашенко заявил, что в связи с нарушением Верховным Советом своих обязательств, у него руки развязаны, он свободен от всяких соглашений, и начал действовать: провел фактически неконституционный референдум, даже в нарушение принятой в 96-м году Конституции распустил Верховный Совет. К сожалению, все то, что произошло в период между 22 и 25 ноября, определило весь ход дальнейшего развития Беларуси и привело к тому печальному результату, который мы сегодня имеем.

-В разрешении политического кризиса колоссальную роль сыграл российский десант: руководители РФ прибыли в Минск с миротворческой миссией, а что получилось в итоге?

-В результате ничего. Тут как раз Россию не надо винить, виноваты в произошедшем только беларусы. Россияне приехали 21 ноября, но ихнему приезду предшествовали серьезные консультации между Верховным Советом, президентом и различными ветвями власти Российской Федерации. Была встреча в Смоленске, в которой участвовали Шарецкий и председатели обеих палат российского парламента, были встречи главы президентской администрации Мясниковича и правительства РФ в Москве. Главный посыл россиян был очень простой – нулевой вариант: Верховный Совет не проводит импичмент Лукашенко, а Лукашенко не проводит обязательный референдум. Вот и вся позиция россиян, которых пригласила беларуская сторона; этой же позиции придерживался и Верховный Совет: если Лукашенко не проводит неконституционный референдум, мы можем не проводить импичмент. Это могло стать компромиссом, на этом е было построено и соглашение, подписанное 22 ноября. Россияне ничего нам не привезли, они выступали гарантами соблюдения подписанных договоренностей. Они могли бы такими гарантами, но после того, как Верховный Совет не утвердил соглашение, не было быть чего гарантами. Документ, под которыми стояли подписи высших должностных лиц России, за исключением Ельцина. Не был утвержден Верховным Советом, что развязало руки Лукашенко. Все оказались в ситуации, когда победить мог только тот, за кем стояла грубая сила. А грубая сила в то время, как и общественное мнение, к сожалению, стояли на стороне Лукашенко.

-Сегодня Путин тоже претендует на лавры миротворца, но уже в разрешении миграционного кризиса. Не повторяется ли история спустя 25 лет?

-Зачем Путину миротворчество? Он просто пытается откреститься от авторства миграционного кризиса, что миграционный кризис организовала Россия в своих интересах. Я не разделяю это мнение: россиянам это не нужно, более того, для россиян очень опасно. Для примера: если будет перекрыт транзит грузов, который идет из Азии в Европу, то одной из пострадавших сторон окажется как раз Россия. Или еще, не дай Бог, Лукашенко перекроет газ в Европу: пострадаем больше всего мы, но Россия пострадает имиджево.

Ситуация похожа на Донбасс, правда, ситуация на Донбассе больше зависит от России. Даже российские пропагандисты признаются: мы хотели бы приручить Лукашенко, но это невозможно. В России понимают, что они имеют дело с человеком, с которым ни о чем невозможно договориться – для них это тоже проблема. И другая проблема для них: что будет, если не станет Лукашенко, это тоже проблема со многими неизвестными. Между двумя проблемами и заключается позиция России в отношении Беларуси: ситуация предсказуемая, пока Лукашенко находится у власти. По принципу: он сукин сын, но наш сукин сын, мы знаем, чего от него ожидать, и это лучше, если возникнет новая политическая ситуация с Беларусью и не с кем будет разговаривать, что может оказаться совершенно неприемлемой для России.

Я не согласен, что Россия организовала миграционный кризис руками Лукашенко – ничего подобного. Думаю, Россия не очень довольна миграционным кризисом, потому что никаких дивидендов, кроме головной боли, ей не приносит.

Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...