С 1 февраля Литва официально остановила транзит беларуских удобрений. «Калийная война», которая разгорелась между Беларусью и Литвой, только набирает обороты, но последствия этого конфликта в скором времени почувствует на себе каждая из сторон. 

Позиция Беларуси

Пока Литва всеми силами добивалась остановки калийного транзита, беларуская сторона не спешила делать каких-либо официальных заявлений. И только когда «день икс» (1 февраля) уже замаячил на горизонте, вопрос транзита резко стал актуальным, пишет газета “Белорусы и рынок”.

«В этой войне победителей не будет»

28 января Александр Лукашенко обратился с ежегодным посланием к беларускому народу и Национальному собранию, в ходе которого прозвучало заявление в отношении Литвы.

«Вы же угробите своё портовое хозяйство, там грузы будет некому грузить. Вот договоримся сейчас с Россией, и там [в портах Литвы] никакие грузы грузиться не будут, мы будем грузить все российские и беларуские грузы в российских портах. Транспорт [в Литве] остановится, мы не пустим ваш экспорт через Беларусь, забудете эту дорогу. А с Россией договоримся, и по другим дорогам не попадёте», – сказал Лукашенко.

«Пока ещё безумство контролируемо, давайте вернёмся к нормальному сотрудничеству, не будем смотреть друг на друга, как на врагов. В этой войне победителей не будет», – добавил он.

«Жёсткие ответные меры»

В понедельник, 31 января, Лукашенко провёл встречу с премьер-министром Беларуси Романом Головченко, а также руководителями «Беларуськалия» и «Белорусской калийной компании (БКК). Целью встречи было заявлено обсуждение санкционной политики Запада и работы крупных беларуских компаний в условиях санкций.

На следующий день, 1 февраля, Роман Головченко сообщил, что «литовская сторона перестала принимать наши поезда, которые транспортировали калий в порт Клайпеды для отгрузки» и заявил об ответных мерах Беларуси, подчеркнув, что они будут жёсткими.

«Ответные меры будут жёсткими. Мы, как принято говорить, ответим симметрично. Решение принято, оно коснётся железнодорожного транспорта, который следует с территории Литвы. Мы предложили литовским коллегам диалог по этому вопросу, дверь никогда не закрыта. Если нам не ответят, в ближайшие дни введём ответные меры», – предупредил Головченко.

Он также отметил, что беларуская сторона рассчитывает на компенсацию потерь: «Мы взыщем все штрафы, которые полагается. За расторжение контрактов с их стороны на перевозку. Уже соответствующие исковые заявления поданы в литовский суд. Мы взыщем с них, в том числе, и упущенную выгоду».

Кроме того, премьер-министр заявил, что Беларусь давно готовилась к этой ситуации и свои поставки переориентировала в Российскую Федерацию.

Правда, российские СМИ, в частности «Коммерсант», утверждает, что Минск даже не пытался договориться о новых схемах поставок с ключевыми российскими компаниями, у которых есть транспортные мощности. О подобных переговорах на высшем уровне также никто не слышал, хотя, отмечает российское издание, их и нельзя исключать.

От слов к делу

В среду, 2 февраля, «жёсткие ответные меры» в отношении Литвы, анонсированные беларуской стороной получили реальное воплощение. Беларусь перешла от слов к делу.

Министерство иностранных дел опубликовало заявление, согласно которому Беларусь вводит запрет на транзит группы товаров из Литвы по железной дороге. Запрет на транзит вступает в силу в понедельник, 7 февраля, и распространяется на перевозку нефтепродуктов, химических и минеральных удобрений, погруженных на станциях «Литовских железных дорог».

МИД объяснил данную меру ответом на решение литовского правительства о прекращении транзита беларуского калия, а также назвал действия литовского правительства «пещерной дикостью» и упрекнул его в нецивилизованности и ненадёжности в качестве торгового партнёра.

По подсчётам Минска, прямые убытки Клайпедского порта и ЛЖД составят сотни миллионов евро, а дальнейшие действия Минска могут нанести непоправимый ущерб транзитной инфраструктуре Литвы.

«Многомиллионные потери ожидаются по судебным искам, которые уже предъявлены Литве, и штрафным санкциям. Беларусь оставляет за собой право на дальнейшие действия экономического характера, в том числе совместно со своими партнёрами, в результате чего транзитная инфраструктура Литвы может пойти в утиль», – говорится в заявлении МИД.

МИД также утверждает, что в Беларуси готовы переориентировать все свои грузовые потоки, не только удобрения, в порты других государств.

Следует отметить, что подобные заявления уже звучали неоднократно, но они всегда упираются в один и тот же ключевой вопрос. Готова ли Россия одномоментно принять беларуские удобрения в своих портах и хватит ли для этого мощностей?

Большинство экспертов считает, что это возможно, но процесс не будет быстрым. Для переориентации калийного транзита в Россию потребуется время и дополнительные финансовые затраты.

Позиция Литвы

Долгое время остановка транзита «Беларуськалия» была приоритетной задачей для Литвы. Ситуация не раз становилась причиной скандалов и чуть не привела к отставке литовских министров. Но в итоге Литва добилась своего – транзит остановлен, а железнодорожные составы с белорусским калием больше не идут в Клайпедский порт.

На пути к цели

Ещё с конца прошлого года было понятно, что литовская сторона приложит максимум усилий, чтобы остановить транзит удобрений «Беларуськалия» по территории своей страны.

Даже когда Управление по контролю за иностранными активами Министерства финансов США (OFAC) уведомило Литву, что американские санкции в отношении «Беларуськалия» не являются обязательными для литовский компаний и «Литовских железных дорог», правительство не отступило и продолжило проводить намеченную политику.

Правда, даже в самой Литве не до конца верили, что с 1 февраля белорусские удобрения перестанут перевозиться по территории страны.

Министр транспорта Литвы Марюс Скуодис не гарантировал, что беларуский калий после 1 февраля 2022 года не будет и дальше транспортироваться через Литву. По его мнению, помочь остановить транзит «Беларуськалия» могли бы санкции Евросоюза.

«Если ставить целью, чтобы транзит удобрений через Литву не осуществлялся, главным предохранителем были бы санкции на уровне ЕС», – говорил Скуодис.

На фоне этих заявлений и определённой неуверенности Литвы в своих силах, беларуская сторона заняла выжидательную позицию и, вероятно, надеялась на чудо.

Но чуда не произошло и с наступлением февраля все перспективы благоприятного исхода ситуации для Беларуси в один момент испарились. Осталась только суровая и отрезвляющая реальность, ставшая для беларуских властей стимулом к осознанию того, что пора как-то реагировать.

Во вторник, 1 февраля, представитель ЛЖД Лаура Габрилавичюте заявила, что транзит удобрений по территории Литвы больше не осуществляется.

«Последние составы с удобрениями въехали в Литву в понедельник, 31 января. Во вторник транзит по решению правительства был прекращён. Вагоны в Беларусь будут возвращены до конца текущей недели», – сказала Габрилавичюте и добавила, что в Литве насчитывается от 700 до 800 вагонов, принадлежащих беларуской стороне.

В тот же день «Литовские железные дороги» обратились в коммерческие банки и Банк Литвы по поводу возвращения полученного в прошлом году от «Беларуськалия» аванса за услуги, предоставленные после 8 декабря. Представитель ЛЖД Мантас Дубаускас отказался назвать сумму, которую они хотели бы вернуть, однако объяснил, что её хватило бы, чтобы предоставлять услуги «Беларуськалию» до середины марта.

Литва смотрит в будущее с оптимизмом

Несмотря на то, что ряд экспертов прогнозирует для Литвы значительные финансовые потери, а некоторые даже уверены, что в «калийной войне» прибалтийская республика непременно проиграет, литовская сторона смотрит в будущее с оптимизмом.

Премьер-министр Литвы Ингрида Шимоните заявила, что юристы достаточно тщательно оценили риски расторжения договора «Литовских железных дорог» с беларуским производителем и экспортёром удобрений, а также возможность обращения белорусской стороны «во все суды мира».

«Другая сторона, без сомнения, по вполне понятным причинам, вероятно, будет и угрожать, и запугивать, говоря, что она обратится во все суды мира, арбитражи. В рамках тех международных соглашений и двусторонних соглашений, которые предусматривают такую возможность, мы не можем это предотвратить, но юристы достаточно хорошо оценили риски», – сказала Шимоните.

Премьер довольно спокойно относится к предстоящим судебным искам, которые могут предъявить ЛЖД и уверена, что даже если литовский или беларуский бизнес попытаются найти лазейки в запрете транзита удобрений через страну, власти это быстро пресекут.

«Решение комиссии, которая занимается сделками инфраструктурных компаний или инвесторов, и последующее решение правительства не первый раз обжалуются в суде, я не вижу здесь ничего драматического. Рельсы всё те же, инфраструктура та же, альтернативных железных дорог в Литве нет. Есть попытки найти другой способ перевозки этих удобрений, но все эти пути оценивает одна и та же комиссия», – отметила премьер.

В четверг, 3 февраля, министр финансов Литвы Гинтаре Скайсте заявила, что запрет транзита, объявленный беларуской стороной, не представляет серьёзной угрозы для экономики страны. Литовские компании в состоянии наладить обходные маршруты, а правительство готово им помочь.

«Мы работаем с конкретными компаниями, чтобы решить их проблемы, и ситуация действительно управляема. Я думаю, что не должно быть никакого реального значительного влияния на нашу экономику», – сказала Скайсте.

Правда, оптимизм правящих кругов разделяют далеко не все. Потери компаний Литвы от прекращения транзита эксперты в этой стране в 2021 году оценивали в 24 млн евро. В европейских СМИ и экспертных кругах звучали другие цифры. К примеру, в декабре 2021 года в Deutsche Welle примерные убытки для ЛЖД оценили до 70 млн евро в год, а для Клайпедского порта – в 15 млн евро.

При этом у Беларуси, в отличие от Литвы, есть план «Б». Безусловно, он не идеален и есть множество оговорок, но это всё же рабочая альтернатива. Речь идёт о перенаправлении транзита удобрений в сторону российских портов в Ленинградской области.

Напомним, беларуские нефтепродукты уже выбрали этот маршрут, после того как балтийские страны отсекли возможность перевозки такого сырья через свою территорию.

Позиция России

На фоне конфликта между Литвой и Беларусью российская сторона с осторожностью высказывала свою позицию, и долгое время выступала в роли стороннего наблюдателя.

В прошлом месяце пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что Москва не бросит Беларусь в условиях санкций, однако он не стал рассказывать, готова ли Россия помочь Минску с транзитом беларуских калийных удобрений через свою территорию.

Неопределённость сохранялась вплоть до момента, когда стало понятно, что транзит через Литву для Беларуси окончательно закрыт.

В среду, 2 февраля, стало известно, что Беларусь и Россия обсуждают перенаправление беларуских калийных удобрений в российские порты после прекращения их перевозок в порт Клайпеды. Об этом заявил журналистам Дмитрий Песков. Но снова довольно уклончиво и не вдаваясь в детали.

«Вопрос этот на повестке дня, он обсуждается. Если я не ошибаюсь, пока [перенаправление] этих потоков ещё не началось. Он на повестке дня, а по деталям – лучше [обратиться] в Минэкономразвития», – сказал Песков.

Из заявления следует, что переговоры ведутся, но вот как давно они начались и на какой стадии находятся можно только догадываться.

Конкуренты наступают на пятки

Пока Беларусь занята решением транзитного вопроса, конкуренты не дремлют и прорабатывают возможности получения дополнительной прибыли.

Крупнейшая в мире компания по добыче калия – канадская Nutrien – заявила о готовности увеличить производство калийных удобрений на 29%, чтобы заместить на мировом рынке «Беларуськалий», на который наложены санкции США.

Помимо того, что компания недавно расширила своё производство, у неё есть законсервированные активы, которые при низких ценах на калий были нерентабельны. Для начала Nutrien может увеличить объём производства до 1 млн тонн уже во второй половине 2022 года, что потребует «небольших затрат». В дальнейшем она может возобновить простаивающие мощности до 4 млн тонн в год в ближайшие годы, поскольку оценивает долгосрочные перспективы санкций против конкурентов.

Не следует также забывать, что «Беларуськалий» является конкурентом российским компаниям «Уралкалий» и «Еврохим».

«Уралкалий» пока не объявлял свои производственные показатели за весь 2021 год. В 2020 году он произвёл 11,3 млн тонн хлористого калия, за первое полугодие 2021 года – 6,2 млн тонн. «Еврохим» произвёл 2,2 млн тонн хлористого калия в 2020 году и намерен нарастить объёмы производства до 4 млн тонн в течение ближайших нескольких лет.

Представитель «Еврохима» сообщил Forbes, что вопрос транзита «Беларуськалия» не задевает компанию, поскольку объёмы её производства не слишком велики. А вот «Уралкалий» и контролирующий его «Уралхим» отказались от комментариев.

Не забываем о Yara и санкциях для БКК

Потеря транзита в Литве – это лишь первый удар по белорусскому калийному экспорту. С наступлением весны проблем станет больше.

В начале января норвежская компания Yara опубликовала официальное заявление, в котором сообщила о свёртывании закупочной деятельности белорусских калийных удобрений. Ожидается, что свёртывание будет завершено к 1 апреля 2022 года.

В сложившихся условиях, потеря контракта с Yara не предвещает «Беларуськалию» ничего хорошего. По данным беларуского производителя, Норвегия, где находится головной офис компании Yara, покупает всего 3,2% отечественных калийных удобрений. Правда, сама Yara сообщает, что закупает 10−15% продукции «Беларуськалия».

Кроме того, США ввели отдельные санкции против «Беларуской калийной компании», которые должны вступить в силу в начале апреля 2022 года. Вашингтон дал клиентам БКК срок до 1 апреля, чтобы свернуть свои дела с компанией.

Правда, заинтересованные в покупке беларуских удобрений стороны уже начали искать возможности обхода санкций. К примеру, Индия планирует совершить покупку калия, несмотря на санкции Евросоюза и США. Для расчётов с беларуской стороной Индия предлагает «Белорусской калийной компании» открыть счёт в рупиях в индийском госбанке.

Что в итоге?

Говорить о том, как будут развиваться события «калийной войны» в ближайшей перспективе, и тем более делать какие-то прогнозы, – сложно. Но одно ясно точно: на сегодняшний день калийный транзит через Литву для Беларуси закрыт, и выход из ситуации стране нужно искать в союзе с Россией. И судя по заявлению беларуских властей и Дмитрия Пескова, Беларусь уже это делает.

Главная задача сейчас – организовать переориентацию грузопотоков в российские порты. Задача, конечно, сложная, и, по мнению экспертов, для окончательной стабилизации логистических цепочек может потребоваться не один год.

Президент Института исследований проблем железнодорожного транспорта (Россия) Павел Иванкин считает, что процесс может затянуться на два года.

«Сегодня где-то порядка 10-15% может Россия спокойно взять на себя, в том числе через Питер и так далее. А вот что делать с остальным объёмом? Я так понимаю, сейчас либо белорусы будут договариваться с Украиной для того, чтобы переадресовать эту часть, в том числе, на Одессу, либо ещё на какой-то порт на Чёрном море, либо сейчас будут экстренно решаться вопросы на территории РФ. Но в любом случае эта вся история не быстрая, поскольку у нас терминалов для работы с калийными удобрениями не так много, и они в принципе сегодня находятся под загрузкой наших отечественных мощностей», – отмечает эксперт.

Он полагает, что в текущем году «Беларуськалий» какую-то часть продукции не сможет вывести на международный рынок.

«Но я так понимаю, они к этому готовы: раз какой-то части продукции «Беларуськалия» на международном рынке не будет, это создаст определённый дефицит и подгонит рост цен. Соответственно, они постараются компенсировать недополученные расходы именно за счёт роста цен. А технологические пути решения, я думаю, найдутся только где-то к 2024 году», – считает Иванкин.

В свою очередь, белорусский политолог, советник президента Российской ассоциации прибалтийских исследований Всеволод Шимов отмечает, что Беларусь оказалась в состоянии форс-мажора, когда «литовский транзит одномоментно схлопнулся, а альтернативные маршруты не готовы».

«Теоретически часть грузов можно перенаправить на другие прибалтийские порты – например, Эстония уже перехватила транзит белорусских нефтепродуктов. Но это тоже временное решение, к тому же, чреватое теми же политическими рисками, что и в случае с Литвой – в Эстонии уже возник ажиотаж вокруг белорусского транзита, а значит, и этот маршрут может быть в ближайшее время перекрыт», — сказал Шимов.

Запрет на транзит нефтепродуктов, химических и минеральных удобрений, погруженных на станциях «Литовских железных дорог», который анонсировал МИД Беларуси, может стать проблемой для некоторых литовских компаний.

Генеральный директор агентства «INFOLine-Аналитика» считает, что в первую очередь санкции затронут компании, которые транспортируют продукцию через территорию Беларуси в Украину, например Achemа (азотные удобрения) и НПЗ Orlen Lietuva (нефтепродукты).

Правда, он допускает возможность, что эти литовские компании смогут переориентировать отгрузки на маршруты через Польшу. Такая работа уже ведётся. В четверг, 3 февраля, компания Orlen Lietuva заявила, что планирует перевозить нефтепродукты своего НПЗ в Литве в Украину через территорию Польши.

Так кому же выгодна «калийная война» Беларуси и Литвы? Прежде всего, выгодна она конкурентам. Той же канадской Nutrien, например, которая готова нарастить объёмы добычи и производства удобрений, чтобы частично заместить на рынке «Беларуськалий».

И, конечно же, потеря Беларусью транзита в Прибалтике, выгодна для России. Отсутствие альтернативных маршрутов и необходимость пробиваться в российские порты, ставит нашу страну в определённую зависимость от Российской Федерации. А то насколько успешно «Беларуськалий» и БКК преодолеют кризис, вероятно, будет зависеть от позиции «Уралкалия» («Уралхима»).

По мнению аналитика Украинского института будущего Игоря Тышкевича, и Беларусь, и Литву в любом случае ждут финансовые потери, «подобные санкционные войны – это удар по экономикам двух государств». При этом в выигрыше останется Россия.

«Для Беларуси произойдёт удлинение экспортного плеча и загон «Беларуськалия» фактически в объятия «Уралхима» Мазепина. Это выгода для Мазепина, это выгода для Российской Федерации, это хитрая улыбка Путина, но это потери для белорусского бюджета и Республики Беларусь», – считает Тышкевич.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...