Владимир Цеслер, художник, работы которого стали одним из символов протестного искусства в Беларуси, поговорил с DW.COM об оппозиции, своем отъезде из страны и о том, почему не верит в быстрые перемены в ней.

Владимир Цеслер – один из самых известных современных художников и дизайнеров Беларуси. Его работы входят в коллекции мировых музеев. Начиная с августа 2020 года большинство работ Цеслера, которые собирают тысячи лайков в соцсетях, посвящены политической ситуации в стране. Художник стал культовой фигурой протестного искусства Беларуси.

В конце августа вынужден он был уехать из страны и сейчас живет на Кипре. 1 апреля в Москве в Центре цифрового искусства Artplay Media открылась его выставка, название проекта “Оптика Цеслера”.

DW: Владимир, вы не любите переезды. Как привыкали к новому месту?

Владимир Цеслер: Никак не привыкаешь, просто оказываешься в другой реальности и начинаешь воспринимать это как данное.

А почему Кипр?

Это дело случая. Друзья там оказались.

Никакого знака от властей не поступало, что нужно уехать?

Знакомые, которые посоветовали уехать, тоже находятся около власти. Вы думаете, провластные структуры его обожают? Просто боятся. Все же держится на страхе, это понятно.

Есть надежда, что этот страх уйдет?

Кончатся деньги, и люди перестанут молчать.

Вы не в Беларуси уже больше полугода. Когда уезжали, предполагали, что это может так надолго затянуться?

Нет, не думал. Так что зимнюю одежду пришлось покупать уже здесь. Ну зима тут такая – апельсины на деревьях висят, вот и зима. Мы даже ездили на гору Олимпос посмотреть на снег.

Есть в этой вынужденной эмиграции какие-нибудь позитивные моменты?

Тут климат хороший. С возрастом накапливаются разные болячки. Я помню дома осенью это все отзывалось, а здесь у меня ни разу не было какого-то физического недомогания. Видимо, это все здешний климат.

Чем теперь ваш день отличается от обычного дня в Минске?

Ничем. Встал, подошел к компьютеру и работаешь. Только скучаю сильно по всему. Но я понимаю, что изменений, видимо, не будет. Я уже в них не верю. Придется, наверное, подстраиваться под другую жизнь. Это раньше я думал, что через две недели все закончится. Сейчас я понял, что он (Александр Лукашенко. – Ред.) никогда не уйдет. “Делайте что хотите, только дайте порулить”. А многие думают: “Может, так и надо?”

Что произошло с беларусами в последние месяцы? Что репрессии сделали с беларусами?

Был посеян страх, чтобы этим страхом удержать власть. Это абсолютно сталинская позиция. Но это уже не проходит, растет новое поколение, они не жили при этом, они не знают, что это, и они никогда не будут бояться. Надо, чтобы все поняли, что эта молодежь бояться не будет. Их не запугаешь тюрьмой.

Беларусы проснулись как нация?

Да, конечно. Сначала вышла молодежь. Начали бить молодежь – вышли их родители. Начали бить родителей – вышли бабушки и дедушки, потом люди с инвалидностью. Я медаль Лукашенко сделал как раз об этом – награждается за содействие в объединении нации.

Сейчас у тех, кто уехал, присутствует чувство вины. У вас тоже?

Есть такое чувство. Но я подумал, что здесь больше пригожусь, чем там.

Как получается заряжать свои работы таким оптимизмом?

Я получал по поводу этого очень много писем. Трогает, когда моих работ ждут и живут ими. И я не должен останавливаться. Это какая-то святая обязанность, хоть это и громко сказано.

Как вам вообще работается в такие времена?

Когда существует какой-то такой душевный надлом, когда человек находится в переживаниях, это всегда на творческого человека, как мне кажется, действует очень положительно. Даже те, кто никогда не творил, начинают писать музыку, стихи, всех пробивает на творчество. Просто людей распирает, и они начинают творить. Это, наверное, важный момент. Мне кажется, у нас очень много креативных, интересных людей.

Кто вам импонирует из лидеров оппозиции?

Я знаком с Павлом Латушко (бывший министр культуры, который поддержал протесты и был вынужден уехать в Польшу. – Ред.). Я считаю, он совершил довольно мужественный поступок, что перешел из аппарата на другую сторону. Вообще, мне грустно от того, что у нас слабая оппозиция. Почему-то мне так кажется.

А что думаете о Марии Колесниковой?

С Колесниковой мы были знакомы, еще когда она в Штутгарте училась. Мы даже думали какую-то выставку делать в ОК16. Она очень креативный человек. То, что она устроила, войдет в историю. Она молодец, ее никто не сломает. Я знаю, что она на своем месте.

Выбрали бы ее президентом?

Да, почему нет.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...