Информационная война направлена не на TUT.BY, не на «Нашу Ниву», не на конкретных журналистов, а направлена на сознание и умы людей.

Уничтожение региональной прессы позволит государственной пропаганде локализовать протест только маргинальными кругами Минска, и показать в регионах “единогласную поддержку Лукашенко”.

Зачистка

8 и 9 июля спецслужбы «посетили» 10 изданий по всей Беларуси: “Нашу Ніву” (сайт nn.by, журнал “Наша гісторыя”, Минск), Intex-press (Барановичи), “Ганцавіцкі час”, “Першы рэгіён” (Ганцевичи), “Информ-прогулка” (Лунинец), Media-Polesye (Пинск, Лунинец), Orsha.eu, “Брестская газета”, “Виртуальный Брест”, “Сильные новости” (Гомель), Onliner.by.

8 июля задержаны не менее 15 представителей медиасферы и общественных активистов, включая четырех сотрудников “Нашай Нівы”: главного редактора Егора Мартиновича, редактора Андрея Скурко, главного бухгалтера Ольгу Ракович и главреда “Нашай гісторыі” Андрея Дынько. Все они остаются под стражей.

9 июля обыски у журналистов продолжались.

Заместитель начальника следственного управления КГБ Константин Бычек в эфире телеканала “Беларусь 1” 8 июля сообщил о проведении “широкомасштабной операции по зачистке от радикально настроенных лиц”. “Проводятся неотложные следственные действия и другие процессуальные действия, в том числе обыски и задержания, в рамках которых будет проверена причастность каждого участника к совершению преступных деяний”, — сказал он.

Что означает зачистка медиапространства? Беларуская праўда побеседовала с философом и методологом Владимиром Мацкевичем.

Почему протест проигрывает информационную войну

-Похоже, в Беларуси понятие “информационная война” приобрело особый, уникальный смысл.

-Наезд на “Нашу Ниву” и региональную прессу опять вызвал к жизни термин “информационная война”, который активно эксплуатируют люди, не особо вникая в его смысл.

А информационная война идет давно, особенно остро этот вопрос встал в 2014 году, когда началась агрессия России против Украины. Подготовительная информационная война велась и раньше, но с 2014 года мы живем в состоянии очень острой информационной войны. Ее надо изучать, анализировать. Сейчас мы наблюдаем поверхностный подход к анализу, вызванный рядом событий, направленных на журналистов, СМИ – зачищается информационное поле.

-Но ведь именно независимая пресса находится на переднем крае информационной войны…

-Не совсем так. Наши независимые СМИ работают по журналистским стандартам, которым их учили европейские, американские тренеры, специалисты. Наши независимые СМИ пытаются работать как демократическая пресса: предоставлять информацию с разных сторон, проверяя и перепроверяя ее, не злоупотребляя интерпретацией и надуманными версиями – отталкиваясь от фактов. При этом нужно понимать, что факты сами по себе мало о чем говорят: факт есть факт, его необходимо интерпретировать. Нужно подавать не отдельные, изолированные факты, а цепочки фактов, анализировать комплексы действий, причем иногда настолько комплексные, что привлекаются факты из разных областей, разных уровней. Только тогда факты начинают обретать свой истинный смысл.

Всего этого как раз и не хватает независимой прессе. У нас очень мало обзорных, аналитических материалов. У независимых СМИ наблюдается стремление к краткости. В этом смысле на умы на сознание (на тот объект, на который направлены усилия информационной войны) работают как раз государственные, пропагандистские СМИ: они по минимуму излагают факты, иногда придумывают какие-то факты, строят интерпретацию – закладывают тип отношения к событиям. Вот этот тип отношения проникает в том числе и в протестную часть общества. Очень многие люди, которые неглубоко разбираются в политике, но находятся в протестной части общества по разным причинам (что-то их возмущает, чем-то они недовольны), становятся жертвами информационной войны, которую ведут государственные СМИ, вся пропагандистская машина. Получают дополнительные факты из телеграм-каналов, чатов, новых СМИ, независимых СМИ, а вот интерпретацию этих фактов им дает государственная пропаганда.

Я уже несколько раз приводил один прием. Анжелика Агурбаш. Против нее возбуждается уголовное дело – это факт. Пытаясь спастись от уголовного преследования, находясь в России, Анжелика Агурбаш обращается к Путину за помощью. Как может укладываться в голове у человека, который вроде бы находится на нашей стороне (она присоединилась к протестам, высказала свое отношение к правлению Лукашенко и, наверное, даже понимает, что путинский режим является опорой для режима Лукашенко), но тем не менее она ищет защиту у Путина. Россия как союзник, как партнерт по собюзному государству навязывается как центр принятия решений. По интерпретациям пропагандистской машины, мы живем в союзном государстве, центр союзного государства находится в Москве, значит, решения принимаются там, а все беларуские ужасы – самодеятельность, ошибки режима, подчиненного Москве. Ошибки беларуского режима,  а не согласованная политика. В головах, в умах такая схема до сих пор сидит.

Точно также режим навязывает свои формы интерпретации, связанные с всесильностью режима и невозможностью сопротивляться. Какие бы реальные и достоверные факты ни подавались независимыми СМИ, если к ним выработана навязанная пропагандой жертвенное отношение, оно подавляет волю, делает сопротивление пассивным: за тобой пришли – сдавайся, тебе угрожают – пакуй чемоданы и уезжай. Пассивное поведение протестующей части общества – это навязанное в информационной войне государственной пропагандой отношение, и независимые СМИ ему ничего не противопоставляют.

Поэтому я и говорю: простая оценка наезда на “Нашу Ниву”, TUT.BY, региональные СМИ как событие информационной войны ничего не объясняет. Информационная война направлена не на TUT.BY, не на «Нашу Ниву», не на конкретных журналистов, а направлена на сознание людей, на формирование в умах беларусов определенного отношения к происходящим событиям. Следовательно, какие бы факты ни озвучивались, если они интерпретируются в нужном властям формате, это значит, мы проигрываем информационную войну.

“Ложь нельзя опровергнуть никаким изолированным фактом”

-Но государственные СМИ не являются неким барьером на пути российской пропаганды, скорее, являются ее продолжением.

-В общем – да.

-Как отразится наезд на независимую прессу в борьбе с российской пропагандой?

-Для чего это делается? Уничтожить TUT.BY, уничтожить Еврорадио или «Нашу Ниву» власти не в состоянии, потому что всегда можно открыть зеркало сайта, перевести его на другой сервер. Поэтому крупные общенациональные СМИ выживут при любых наездах, в крайнем случае будут действовать из-за границы. А вот про региональные СМИ этого сказать нельзя. Если “Ганцавіцкі час”, газеты в Орше, в Барановичах, в Светлогорске, в Ляховичах уничтожены, это даст возможность государственной пропаганде локализовать протест только в Минске, а в регионах нет ничего живого, там все поддерживают Лукашенко. И такая интерпретация уже начинает проникать в сознание протестующей части общества, в сознание аналитиков и комментаторов, – и будет распространяться дальше, в том числе и по независимым СМИ. Якобы протест не только угас, он локализован только Минском, и только в маргинальных кругах. А вот регионы – все за батьку, все за Лукашенко. Именно такое направление мысли и движит очередным наездом на региональную прессу.

Это снова угнетает ситуацию. Создается впечатление, как уже не раз происходило после 1994 года, что большинство беларусов поддерживает Лукашенко. Это попытка косвенной легитимизации режима: пусть нарушили закон, пусть фальсифицировали выборы – все это ерунда по сравнению с тем, что большинство беларусов поддерживает Лукашенко.

Это ложь. Но эту ложь нельзя опровергнуть никаким изолированным фактом.

Поэтому информационная война – дело тонкое. Нужно очень хорошо понимать объект, на который направлено информационное воздействие и какова цель информационного воздействия – что должны думать люди. Инициатива в информационной войне пока целиком в руках пропагандистской машины режима. Действуя по демократическим нормам, независимые СМИ исходят из того, что каждый человек, получая информацию, должен думать своей головой и принимать решения самостоятельно. Но: человек не может составить целостную картину по фрагментарным фактам из прессы, если он не профессионал, если он не подготовлен для этого. Значит, одной из задач СМИ – предоставление качественной интепретации происходящих событий как формы сознательного отношения к ним. До тех пор, пока независимая не начнет это делать, до тех пор мы будем проигрывать информационную войну.

“Не время объявлять мобилизацию, когда из армии бегут дезертиры”

-Журналистские стандарты бессильны перед пропагандистской ложью?

-Да, да. При этом демократические нормы отчасти лукавят: в любом случае журналист, подавая информацию, в любом случае подает ее в своей интерпретации. Эта интерпретация не аргументированная, не обоснованная, она построена на креативном продвижении подачи информации. Фактически интепретация закладывается в заголовок: красота или оригинальность заголовка способствует продвижению информации. И она же содержит интепретацию – очень лапидарную, краткую, необоснованную и неразвернутую. И в результате сознание читателя формирует чтение заголовка. Когда читатель заглядывает в тело материала, он видит факты, но отношение к нему уже сформировано заголовком. Но это не развернутое, не обоснованное, не аргументированное отношение, оно связано только с привлекательностью статьи, целью которого и являлось придумывание креативного заголовка.

В этом смысле лучше бы разобрать маркетинговые приемы продвижения товаров на рынке. Когда рекламне товар продвигают на рынке товар, они ведь не дают полной объективной картины этого товара, особенно если товар сомнительный. Из рекламы вы не получите реальной информации о содержании продукта или товара, каждый товар продвигается как можно привлекательнее. Точно так же происходит и с подачей общественно-политической информации: продвигаться она продвигается, а вот с пониманием и с интепретацией возникают проблемы. И часто приходится сталкиваться с обратной связью: читатели отрицательно относятся ко всему, что не совпадает с навязанной им заголовками формой интерпретации, они не чувствительны к любому фальсифицирующему утверждению, к тем вещам, которые не совпадают с мейнстримным отношением.

Поэтому на месяцы опаздывает отношение к происходящим протестам. Когда нашим шатабам, политическим лидерам нужно было бить тревогу: ребята, мы не туда идем, – люди все еще интепретировали происходящее как наибольший энтузиазм, подъем в августе-сентябре. Это затягивается на месяцы, становится недействительным, а люди все еще думают в этих рамках. Когда начинаешь говорить: уже не то же самое, что в августе-сентябре, тебе отвечают: ты сеешь панику.

Точно так происходит и теперь, во время демобилизации, время для размышления, пересамоопределения, кто-то начинает волну и предлагает мобилизационне инициативы. Давайте упростим картину: в армии не хватает патронов, не хватает обмундирования, питания, начинается дезертирство, а к солдатам выходит комиссар и говорит: вперед, на врага!

Все эти вещи приходит понимать, говорить, интепретировать, но часто приходится говорить в пустоту, потому что СМИ по инерции удерживают долгое время старое отношение к происходящему. Все это – сводки с фронтов информационной войны.

Георгий Громов, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...